Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

18.02.2011 | Колонка / Общество

А-ля карта

Нет, извините, суши наши. И Курилы наши.

Даже не знаю, верить или нет промелькнувшей в Интернете информации о том, что "Россия начала антияпонскую кампанию среди населения с проверки японских ресторанов и разоблачений вреда суши и роллов".

Поверить, конечно, можно, учитывая, во-первых, относительно недавние и вполне рифмующиеся с этим санитарно-боржомные сюжеты, а во-вторых, вспоминая слова зощенковского персонажа: "Я уже много лет присматриваюсь к нашей стране и знаю, чего боюсь". Все мы это знаем, присматриваясь к нашей стране еще дольше.

Но я предпочитаю не верить. Во-первых, потому, что разум уже отказывается вмещать такой неподъемный массив санитарно-державного идиотизма. Во-вторых - что самое главное, - суши и роллы, продаваемые теперь даже на колхозных рынках на равных с глубоко коренными солеными огурцами и не менее исконными семечками, давно уже присвоены народным сознанием как чисто русское национальное явление. Матрешка - краса и гордость самобытного духа - ведь тоже, прямо скажем, японского происхождения. Ну и что?

Нет, извините, суши наши. Наши суши. И Курилы наши. И пора об этом напомнить зарвавшимся самураям посредством размещения на проблемных островах разных грозных железяк и личного состава в необходимом объеме. Да и песню про трех танкистов самое время освежить в памяти, совсем было обленившейся за годы мирного времени.

Но это все ладно. Там же, где было рассказано про "проверки японских ресторанов", была упомянута и еще одна забавнейшая деталь. Цитирую дословно: "В Москве один из ресторанов японской кухни Ichiban Boshi опубликовал в меню карту Японии вместе с Курилами. "Мы всегда думали, что это погрешность печати", - оправдывался владелец ресторанов, распорядившийся исправить ситуацию и продолжающий принимать тысячи клиентов". Закончилось все, как мы видим, хорошо. Вовремя разоблаченная идеологическая диверсия, слава богу, не имела столь суровых последствий, какие она непременно бы имела в более строгие, но справедливые времена нашей славной истории. Можно сказать, хеппи-энд.

Мне вот что интересно: откуда у этих проверяльщиков такое пятерочное знание географии? Они что, действительно помнят точное количество островов Японского архипелага? Они что, и правда знают, где Курилы? Если так, то можно только восхититься не только завидной бдительностью, но и поистине безграничным кругозором работников надзирающих органов.

Да, географическая карта - вещь серьезная. Так ведь каждый начнет пририсовывать себе чужое - это что ж будет? Получается, что тот, кто нарисовал вредительское меню, взял да и отдал в одностороннем порядке часть исконной нашей территории постороннему государству и, если бы не был вовремя схвачен за руку, еще неизвестно, что бы из этого вышло.

Тут, вообще-то говоря, есть о чем еще вспомнить. Можно вспомнить, например, о том, что на гербе Армении нарисована гора Арарат, которая, строго говоря, расположена на территории Турции. На флагах многих мусульманских государств изображена Луна, которая вроде бы им не очень-то принадлежит. На гербе СССР был и вовсе весь земной шар целиком и полностью. А на флаге все той же Японии - и вообще солнце, хотя всего лишь восходящее.

А еще мне вспомнился мимолетный сюжет, не слишком-то судьбоносный, но вполне симптоматичный в контексте упомянутого ресторанно-картографического казуса. В середине 90-х годов мы с приятелем шли по одной из берлинских улиц в рассуждении, чего бы покушать. Приглянувшийся нам итальянский ресторанчик был по случаю пятницы забит под завязку. В китайском пахло чем-то пережаренным. Наше внимание привлек ресторан, позиционирующий себя как курдский. Это нас заинтриговало. Мы остановились у окна, в котором было вывешено меню. Помимо всех прочих, ничего нам не говоривших наименований там числился плов ("пилаф"). Плова мы насчитали то ли пятнадцать, то ли семнадцать разновидностей. Это нам показалось любопытным. И мы уже собрались было войти и сесть, но тут я обратил внимание на географическую карту, висевшую чуть в сторонке от меню. Если верить надписи сверху, это была карта Великого Курдистана. Великий Курдистан на юг распространялся примерно до Красного моря, а на севере граничил чуть ли не с Литвой. Про Восток и Запад я уж и не говорю. И это уж точно не была "погрешность печати".

Некоторое время, с интересом взирая на эту Швамбранию, где было много лесов, полей и рек, мы с приятелем порассуждали насчет того, насколько склонность к геополитическим галлюцинациям совместима со способностью к кулинарии. В свете "Великого Курдистана" мы уже и изобилие разных пловов в меню были склонны рассматривать как проявление все той же болезненной гигантомании. О том, как отсутствие качества компенсируется количеством, мы с моим другом знали не понаслышке. И безо всякого "Великого Курдистана".

Заглянув же внутрь, мы убедились в том, что в своих смутных подозрениях мы не одиноки: ресторан был оглушительно пуст. Там не было ни одной живой души. Даже представителей санитарных властей там не было.



Источник: "Грани. ру"15.02.2011 ,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.