Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

27.01.2011 | Колонка

Будущее одной утопии

Тысячи анонимов выполняют ту работу, которую за них и для них должны делать мы: создают интернет

В эти дни мы, пережившие десять суток новогоднего безделья, вновь оказались лицом к лицу с очередным комплектом праздников. К счастью, уже не таких обязательных, а потому по-своему даже приятных. Старый Новый год вследствие его альтернативного и неофициального статуса многие любят больше, чем традиционный день Рязанова, оливье и петард. Две другие даты тоже вполне соответствуют бунтарскому духу Старого Нового года. День журналиста (или более архаично и официально "День российской печати"), который мы отмечаем 13 января, самой своей сутью восстает против косности и стереотипов. Предполагается, что мы, журналисты, в этот день особенно активно не даем спуску своим и чужим недостаткам, расследуем, анализируем, разоблачаем. Или, погрузившись в празднование Старого Нового года, по крайней мере, обещаем себе делать это впредь.

Похожие задачи ставит перед собой и проект, отмечающий в субботу свое десятилетие - Википедия. Она была создана 15 января 2001 года для того, как принято считать, чтобы предоставлять пользователям объективную и, по возможности, полную информацию по любому вопросу - бесплатно и в свободной от рекламы и редакционной политики форме.

В широком смысле "российская печать" и Википедия занимаются одним и тем же -

предпринимают более или менее успешные попытки информировать граждан. В этом сетевая энциклопедия традиционным СМИ не только помощник (кто из журналистов не пользовался Википедией при составлении справок, уточнении дат и имен-отчеств) но и конкурент. Часто эксклюзивная информация (например, об обстоятельствах жизни какой-либо персоны) появляется в Википедии раньше не то что ежедневных газет, но даже информагентств. Добавить новые сведения, выразить альтернативную точку зрения на вопрос, отредактировать существующий текст в Википедии может практически кто угодно. Эта концепция и тащит вперед самый большой справочник за всю историю человечества, и одновременно дает повод для критики проекта.

Сколько из 17 миллионов статей на 270-ти языках могут считаться образцовыми, то есть непоколебимо авторитетными и достоверными, собственно - энциклопедическими? Нисколько -  

потому что в отличие от печатных словарей и справочников Википедия обновляется и меняется каждый день, каждую минуту. Любая хорошая (достоверная) статья может стать сомнительной или тенденциозной в любой момент - и наоборот.

В этой интерактивности, неизбежном следствии человеческого фактора - сила и потенциал развития Википедии. Наивно было бы считать, что электронная статья, написанная коллективными усилиями анонимных (пусть и осведомленных) пользователей - это единственный и достаточный источник интересующих нас сведений. Статья в Википедии - почти всегда неплохой старт, но это всего лишь одна из множества частиц мозаики, которую необходимо сложить для сколько-нибудь полноценной картины.

Принципиальная недостаточность электронной энциклопедии на самом деле продуктивна, поскольку Википедия, в отличие от забронзовевших Брокгауза-Ефрона или БСЭ, не усыпляет мысль окончательными авторитетными формулировками, а вынуждает самому разобраться, распутать конфликт мнений, перепроверить источники.

Кроме того, постоянная работа над статьей в реальном времени отражает изменения, происходящие в мыслящей части интернета, которая - я продолжаю убеждаться в этом - с конца нулевых в России является заменой всех недостроенных в реальности сообществ: гражданского, капиталистического, гуманитарного и других.

Российское интернет-сообщество (по крайней мере, лучшая его часть) сегодня представляет собой вполне утопическое образование - как, в принципе, все фигуранты глобального проекта Web 2.0. Именно они, тысячи анонимов, коллективно объявленные журналом Time "Человеком 2006 года", выполняют ту работу, которую, казалось бы, за них (и для них) должны делать специально обученные специалисты - журналисты, айтишники, сетевые менеджеры: ежедневно создают интернет.

Все это не кажется правдоподобным и напоминает разговоры о победившем социализме с его рабочими-корреспондентами и пролетарскими художниками, но это правда.

Автор анонимного видеоролика может оказаться популярнее и талантливее кинорежиссера, окончившего ВГИК и получившего грант Минкульта. Создатель смешной анимированной картинки может проявить в десять раз больше выдумки и остроумия, чем любой выставляющийся современный художник. Наконец, случайный свидетель с камерой в мобильном эффективнее любого самого оперативного корреспондента. И большинство из этих людей, оправдывая идею "краудсорсинга", тратят свое время и силы ради пресловутого "лайка" на фэйсбуке или просто ради количества просмотров. Не об этом ли мечтал Шарль Фурье?

Очевидная проблема этой сетевой утопии в том, что "размазанный" тонким слоем по интернету качественный продукт может потеряться среди моря копипаста, спама и фотографий щенков и котят.

Поэтому, возвращаясь к теме дня журналиста, нам стоит только приветствовать проект РИА Новости "Ты - репортер". Управляемые новости от очевидцев, несмотря на очевидные минусы этого управления, все же гораздо удобнее хаотично разбросанных по хостингам и блогам сообщений и роликов. Когда-то подобный проект под названием Викиновости пытались запустить и создатели Википедии - сейчас уже понятно, что он провалился. Тем не менее, у разумно контролируемого краудсорсинга большое будущее, особенно в новостной журналистике. Действующих коллег это должно и настораживать, и заставлять искать в себе уникальные способности, которыми рядовой "рабкор" не обладает. Не дремать.

На этом я желаю всем коллегам и читателям плодотворного Нового года - и, как водится, хороших новостей.



Источник: РИА Новости, 14/01/2011,








Рекомендованные материалы



Норма и геноцид

Нормальным обществом я называю то, где многочисленные и неизбежные проблемы, глупости, подлости, ложь называются проблемами, глупостями, подлостями и ложью, а не становятся объектами национальной гордости и признаками самобытности.


Свобода мелкими глотками

Урок фестиваля 57-го года — это очередной урок того, что свобода не абсолютное понятие. Что свобода осязаема лишь в контексте несвободы. Что она, вроде как и материя, дается нам лишь в наших ощущениях. Что свобода — это всего лишь ощущение свободы и не более того. А оно, это ощущение, было тогда. Нам не дали свободу, нам лишь показали ее сквозь дырку в занавеске.