Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.06.2010 | Колонка / Общество

Никакого конструктивизма

Не один он такой. Просто он говорит что думает.

Не только выдающийся государственный и общественный деятель, но и один из наиболее глубоких, ярких и всегда парадоксальных политических мыслителей современной России, а также один из общепризнанных нравственных авторитетов современности вновь, что называется, выступил. Это я о Рамзане Кадырове, с некоторых пор выполняющем важную общественно-культурную роль персонифицированного подсознания центральной российской власти.

Сама власть в двойном лице премьер-президента (или президент-премьера - зависит от ракурса) такой простодушной искренности себе позволить не может. "Ноблес оближи", как любил говорить в подобных случаях один мой старинный знакомый, гинеколог по профессии, хотя это никакого отношения к делу не имеет.

К городу и миру они взяли обыкновение обращаться на исключительно обтекаемом, квазицивилизованном языке, лишь изредка, зато всегда эффектно включая столь милую некоторой части вверенного им населения пацанско-солдафонскую риторику.

А поэтому то, что у центральной власти лишь на уме, то у простого, не обремененного излишними познаниями и мучительной рефлексией увесистого горского пацана - на языке.

Ничего такого уж сенсационного и шокирующего нашу видавшую виды чувствительность он не сообщил. Он лишь описал существующую действительность - просто сделал это в предельно ясной, свободной от лицемерной дипломатичности форме.

"Если мы будем больше делать акцент на демократии, - сказал он, - и давать каждому заниматься тем, что он хочет, то люди будут убивать друг друга, оскорблять, а этого не должно быть". Да вроде и не поспоришь: такого, чтобы убивать и оскорблять друг друга, быть не должно. Все правильно: друг друга - не надо. Это непорядок. Для этого есть власть и ее специально для этого приспособленные и как попало обученные институты.

Представление о демократии исключительно как о бесконтрольном праве "убивать друг друга" свойственно вовсе не только одному г-ну Кадырову. И не только он один представляет себе "каждого" по образу и подобию своему, то есть как хама, вора и убийцу, которому только дай "заниматься тем, что он хочет" - увидите, что будет.

Не один он такой. Просто он говорит что думает. А думает он столь же незамысловато, как и говорит, являя собою яркий образчик той самой неслыханной простоты, которая хуже воровства.

Мне там еще очень понравилось место, где грозненский мудрец поведал нам о том, что в "маршах несогласных" он не видит "никакого конструктивизма". И тут хрен поспоришь! Никакого конструктивизма в той или иной протестной стратегии действительно нет. Как нет в ней готики, барокко, классицизма, ампира, модерна и всех прочих архитектурных стилей.

Впрочем, полно нам придираться и зубоскалить. В конце концов, сила и, рискну сказать, своеобразное обаяние Рамзана Кадырова не в знакомстве с историей отечественной и мировой культуры, а совсем в другом, куда более убедительном и данном нам в наших ощущениях.

Кстати, конструктивизм, обвиненный в свое время в преступном антинародном формализме, директивно сменился совсем другим стилем, впоследствии названным "сталинским".



Источник: "Грани.ру", 18.06.2010 ,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.