Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.06.2010 | Колонка / Общество

Триумфальная терка

Согласитесь, запреты, основанные на опасениях типа "а что будет, если они...", не очень-то, мягко говоря, убедительны

В последние несколько дней в блогосфере не утихают разной степени интенсивности споры по поводу очередных милицейских шалостей на Триумфальной площади. Аргументы сторонников "Стратегии-31" понятны и сводимы к формуле "власть обязана соблюдать законы". Аргументы "лоялистов" и прочих защитников вечно обижаемого режима разнообразны - от радикального "мало вас бьют" до почти либерального "а если будут серьезные провокации, кто должен за это отвечать?" У меня-то ответ имеется: милиция, разумеется. На то они и стражи порядка, чтобы порядок обеспечивать, а беспорядки профессионально предупреждать. Они, впрочем, и предупреждают, хотя и единственным доступным их пониманию способом. Но я-то говорю о профессионалах. А где их взять?

Один другому, помню, написал что-то вроде того, что "если вы верите в то, что подобные акции в принципе могут проходить мирно, то вы, видимо, живете не у нас".

А я вот живу "у нас", и я в это верю. И не просто верю, а знаю. Потому что хорошо помню многотысячные и абсолютно мирные акции граждан, имевшие место именно "у нас", на рубеже 80-х и 90-х годов. Власть и ее апологеты не верят в гражданскую сознательность россиян? Бывает. А я верю. И моя вера основана на знании.

А вообще-то, согласитесь, запреты, основанные на опасениях типа "а что будет, если они...", не очень-то, мягко говоря, убедительны. Если в этой логике быть последовательным, то придется прийти к печальному выводу, что людей вообще хорошо бы из дома не выпускать. Да и у себя дома, кстати, они вполне могут наломать дров. Возьмут и сожгут дом к херам собачьим. Что тогда?

Людей, получается, преследуют не за то, что они, допустим, перекрыли движение, а за то, что они МОГУТ перекрыть движение. Ну, могут. Все могут. Могут вдруг взять да и перекрыть ни с того ни с сего дорожное движение служащие Сбербанка, мясники с кровавыми топорами, слушатели двухмесячных курсов повышения квалификации работников налоговых служб, бабушки с колясками или группа учащихся фармацевтического колледжа. Также не только могут перекрыть дорогу, в том числе и усталым, но довольным дачникам, но и регулярно это делают разного калибра начальственные особи с синими мигалками вместо мозгов или изобильные стада безмозглых сурковских малолеток, время от времени выпасаемых в разных точках центра столицы, в том числе и на сакральной Триумфальной площади.

Но стражи порядка от души лупят и волокут на цугундер вовсе, заметим, не их, а тех, кто, видите ли, МОЖЕТ.

На сакраментальный же вопрос, почему именно Триумфальная, я уже попытался однажды ответить, и к этому мне добавить особенно нечего.

Есть еще и такая интересная тема, как мера допустимого компромисса. Я уж точно не отношусь к тем, кто отвергает саму возможность разумного, не затрагивающего структуру личности компромисса. Я - за. Но тут случай другой. Тут явно требуется компромисс односторонний, а он, как мне подсказывает социальная интуиция, недопустим.

Напоследок маленькая история, рассказанная мне одним американским профессором. Однажды к ним в университет приехал прославленный Умберто Эко. Приехал с ровно одной лекцией. Это было очень важным событием для небольшого провинциального университета.

Перед тем как выйти в аудиторию, профессор Эко, заядлый курильщик, попросил, чтобы рядом с бутылкой минеральной воды стояла еще и пепельница. Ему на это сказали, что это совершенно невозможно, что в здании университета курение строжайше запрещено и прочее в таком роде. Но профессор был неумолим. Он сказал, что таким запретом нарушаются его права, что он привык курить во время лекций и что он отменит лекцию, если его права не будут соблюдены.

А в аудитории между тем собралась толпа народу человек в тысячу, если не больше - итальянец все-таки очень знаменит. Стали звонить, бегать и согласовывать. В результате личным распоряжением самого высокого университетского начальства было решено сделать исключение для гостя из дикой Европы и удовлетворить его требование. Ему принесли-таки пепельницу и поставили на стол рядом со стаканом и минералкой.

Тогда Умберто Эко сказал: "Я удовлетворен. Но поскольку в вашем университете такие правила, то и я не стану их нарушать. А также я не считаю правильным пользоваться исключительными правами. Поэтому курить я не буду. А за пепельницу спасибо". И он начал лекцию.



Источник: "Грани.ру", 11.06.2010 ,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.