Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

07.04.2010 | Жизнь / Колонка

Жизнь как чудо

Не расходитесь, пожалуйста

«Падают, падают дни – матовые жемчужины – в чашу безвременья. Разлетаются – одуванчики. Начало сливается с концом. Остается одно – неизменно вечное, старое и новое во все времена». Так писал Андрей Белый своему приятелю Павлу Флоренскому, будущему философу и священнику, накануне Первой русской революции. Апокалиптические предчувствия, ожидания скорейшего конца, особенно сильно проявившиеся у поэта Белого, в то время разделяли все круги русской интеллигенции. Еще в 1895 году Владимир Соловьев написал: «И голос все тот же звучит в тишине без укора:/ Конец уже близок, нежданное сбудется скоро». Что бы ни имел в виду великий русский мыслитель, как бы ни представлял себе это «нежданное», оно едва ли сбылось так, как ему грезилось. Всем чаяниям «апокалитических зорь» положила конец Октябрьская революция и коммунистический террор. Для большей части русской интеллигенции это действительно означало «конец времен» - в этом смысле соловьевские слова оказались пророческими.

Давайте не будем поддаваться соблазну искать сейчас каких-то жестких аналогий между событиями столетней давности и нашим временем. Просто мне кажется правильным держать в голове хотя бы ближайшую сотню лет истории страны.

Да что там сотню! Многие коллеги, пытаясь осмыслить взрывы в московском метро 29 марта, жалуются на дежа вю с гораздо меньшим историческим шагом. Они опасаются повторения сценария не вековой, а десятилетней давности, когда взрывы жилых домов 1999 года запустили бесконечную и выматывающую войну с терроризмом, конца и края которой до сих пор не видно. Я не берусь оценивать внутреннюю политику нашего правительства и не стану строить предположений на тему причин нынешнего теракта. Об этом много говорят компетентные люди. Напомню только, что уже через год после терактов на Манежной площади, в Печатниках и на Каширке, был взрыв на «Пушкинской», а потом – на «Белорусской». А еще через год – «Норд-Ост».

Еще раз повторю, что оценкой эффективности борьбы с терроризмом не должны заниматься люди, которые не владеют всей возможной полнотой информации. Иначе легко скатиться в необоснованные обвинения, лай, проклятия и ненависть. Но фиксировать реакцию людей, понимать их настроения, может  не только специалист, но и любой здравомыслящий человек. И я даже не говорю о сиюминутном – о людях, которые боятся спускаться в метро, а если спускаются, то считают минуты до своей станции и стискивают зубы, если поезд вдруг почему-то остановится на перегоне. О людях, которые ездят в метро как ни в чем не бывало. Об автомобилистах, которые организовали в сети сообщество, где предлагают бесплатно подвести до дома или работу. О журналистах, которые перегрызлись за фотографии покореженных взрывом вагонов метро. И о журналистах, которые в это же время честно давали сводки событий – когда нам, людям оставшимся дома, это было жизненно важно.

Я говорю про общий интеллектуальный фон, про господствующие настроения среди москвичей и среди глобального российского сетевого сообщества. Все происходящее последние десять лет, эта вечная война с террористами, взрывы, обещания поймать и наказать виновных, новые теракты и новые обещания не могли не создать в обществе ощущения тотального хаоса даже не власти а жизни вообще.

Заметьте, война (кстати с кем? чем? с сепаратистами? исламскими фундаменталистами? кто эти люди? чего они хотят? – я передаю мысли обычного гражданина) идет в обе стороны. Смертники взрывают вагоны метро, а федеральные войска уничтожают полевых командиров. Но солдаты ловят боевиков где-то там, далеко в горах, где большинство из нас никогда не были. И эффект от поимки очередного бородатого дядьки в камуфляже для жителей Москвы не очевиден. Даже наоборот – взрывы мирных жителей вроде как прямое следствие действий федералов – месть боевиков за убитого командира.

Большинство из нас просто не думает о постоянной угрозе смерти – да и как можно всегда об этом помнить? А те, кому по работе положено осмыслять действительность, в последнее время выработали защитный механизм: тотальная ирония и даже какое-то злорадство по отношению к самой реальности. Милиционеры стреляют в людей. Бульдозеры сносят чужие дома и исторические памятники. Библиотекари потрошат книжные фонды. Все это похоже на заголовки желтой прессы, которые никто никогда и не воспринимал всерьез. Все настолько плохо, что так просто не бывает, а значит лично меня не касается. Но в любом случае, так дальше продолжаться не может и скорей бы уже все схлопнулось к чертям.

Такой странный, но, наверное, самый адекватный способ реагировать на глобальный кризис системы, по-моему невозможен после 29 марта. Взрывы коснулись всех, даже тех, кто никогда не ездил в подземке. Радостно наблюдать, сидя за монитором, за тем как коротит все уровни власти, по-моему как-то неудобно, когда над головой проносятся осколки взрывных устройств.

Тут возможны два варианта: например, засучить рукава и с комсомольским задором самому попытаться  навести в стране порядок. Провести милицейскую реформу, отдать деньги обманутым вкладчикам, разрешить гей-парады. Или, сохраняя остатки трезвомыслия и совести, отрешиться от политики, замкнуться, обратиться к вечным ценностям.

Конечно, я не призываю брать пример с импотентской реакции Первого (да и большинства остальных) канала на события этого понедельника. Первый, как уже все возмущенно отметили, во время взрывов безмятежно показывал передачу про народную медицину. Не таким должно быть бегство в частную жизнь в XXI веке. Конечно, интернет позволяет нам знать все о том, что сейчас вокруг происходит. Но осмыслить происходящее, примириться с абсурдом внешнего мира, вынести конструктивное резюме – без обид, способны единицы. Зато у нас, как когда-то у Андрея Белого, остается сфера культуры – сейчас, пожалуй, самое главное наше богатство.

Если все будет в порядке – а хочется, чтобы это было так – я буду продолжать писать о книгах, кино, странных и нужных культурных инициативах и энтузиастах. Не расходитесь, пожалуйста. Опубликована переписка Вячеслава Иванова с Лидией Зиновьевой-Аннибал, в Пензе открылась интеллектуальная книжная лавка, напечатана очередная повесть Сорокина, скоро нам покажут новую серию «Утомленных солнцем» Михалкова, а на Евровидение едет неплохой в общем-то певец Петр Налич. Жизнь продолжается. Значит это все кому-нибудь нужно.



Источник: РИА Новости, 02/04/2010,








Рекомендованные материалы



Здравствуйте! — сказал NN и, как всегда, соврал

Любое высказывание, любой жест — художественный, общественно-политический, бытовой, какой угодно — обретает реальное содержание только лишь в осознанном контексте. В том смысле, что важно не только то, что и как сказано, но и то, кем сказано, когда, по какому поводу и с какой целью. Более того, контекст высказывания часто бывает содержательнее и существеннее самого высказывания.


Высокие процентные отношения

Заранее, чтобы не томить уважаемую публику, скажу, что по результатам опроса постоянно действующий президент стал моральным авторитетом примерно для трети опрошенных, а, допустим, тоже не бездействующий патриарх Кирилл набрал что-то около одного процента.