Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

21.01.2010 | Просто так

Моя жизнь в искусстве

На премьере спектакля лежал-таки на авансцене гипсовый труп "вроде меня"

Всю свою более или менее сознательную жизнь я дружил с художниками. Так получилось. Обстоятельства почти всех художественных знакомств были в общем-то вполне стандартными. Кто-нибудь из друзей-художников приводит тебя в мастерскую другого художника, своего друга - посмотреть работы и познакомиться. Иногда знакомства плавно перетекали в приятельства, а то и в дружбы, которые счастливо продолжаются и по сей день.

Но бывали и более экзотические обстоятельства знакомств. Вот, например.

В мастерской одного из моих друзей-художников было большое застолье. Повода не помню - кажется, чей-то день рождения. Впрочем, в те времена поводы для застолий не очень-то нуждались во внешних обоснованиях. Нет, вру - вспомнил! Это была встреча старого нового года - не зря же я вспомнил об этом странном эпизоде именно сегодня.

За столом среди прочих - знакомых и не очень - людей сидел и художник М., ныне вполне известный, а тогда известный лишь в узких кругах, но по крайней мере известный настолько, что мне его имя в то время было уже знакомо. В какой-то момент я заметил, что художник М. с каким-то не вполне понятным интересом разглядывает меня. Причем разглядывает пристально. И не просто разглядывает, а как бы глазами измеряет параметры моего не слишком крупного корпуса. "В чем дело? - думаю я, - уж не из этих ли он самых... как бы это пополиткорректнее сказать..." Впрочем, слова "политкорректность" тогда еще не существовало в нашем обиходе - так что простите за анахронизм.

А он тем временем все смотрел и смотрел. Все мерил и мерил. Вдоль и поперек. В какой-то момент я не выдержал и спросил: "Простите, у меня сложилось впечатление, может быть, и ложное, что вы измеряете мои габариты. Вы не гробовщик случайно?" Другие свои подозрения я по понятным причинам озвучивать не стал. "Вы даже не подозреваете, - сказал он и рассмеялся, - насколько вы близки к истине". И он, предварительно извинившись за некоторую бесцеремонность своего поведения, объяснил, в чем тут дело.

"Дело в том, - сказал М., - что я хочу попросить вашего согласия на то, чтобы я сделал с вас гипсовый слепок". "Час от часу не легче!" - подумал я и, не теряя похоронной нити, поинтересовался: "Посмертную маску, что ли, снять хотите?" "Да вот еще! Ваше лицо меня совсем не интересует". Прозвучало это несколько обидно, но зато честно.

"Мне, - говорит он, - очень подходит ваше тело". "Спасибо, - говорю, - но мне и самому оно подходит". В общем, диалог наш принял отчетливые черты черноватого абсурда. Но он все же разъяснил что к чему, хотя я и не могу сказать, что это "что к чему" внесло ясную гармонию и тихую безмятежность в мою мятущуюся душу.

Оказалось, что художник М. в настоящий момент по заказу одного из столичных театров делает сценографию для спектакля "Преступление и наказание". "А я-то тут при чем? И гипсовые слепки..." - "Да подождите же!" - слегка уже раздраженно говорит М. и продолжает: "У меня там на авансцене все время действия должен лежать труп старушки, накрытый грудой окровавленных газет. А рядом - топор. Понятно?" "Нет", - честно говорю я. - "Ну как же непонятно? Вы мне по своим размерам идеально подходите для трупа. Ну, в смысле для трупа старушки. Гипсового". - "А голова? Лицо?" - "Да какое лицо! Все же под газетами. Какая голова! Вы что, не читали?" - "Да нет, вроде читал". - "Ну, и что скажете?"

Я отказался, конечно же.

Почему? Из суеверия ли? Из боязни ли щекотки, неизбежной при обмазывании твоего тела мокрым холодным гипсом? Или так, вообще? Но отказался.

Он, кажется, не очень на меня обиделся, вполне осознавая некоторую, скажем так, нетривиальность своего предложения. "Да ладно, - сказал он, - я, честно говоря, и не ждал, что вы согласитесь. А не знаете кого-нибудь вроде вас, кто согласился бы?" Никого вроде себя я не знал.

Не знаю, как дальше складывались его поиски, но то, что на премьере спектакля лежал-таки на авансцене гипсовый труп "вроде меня", это факт.

"Мне, кстати, очень нравится, что вы пишете", - сказал он мне в завершение нашего довольно-таки мучительного разговора. "Мог бы с этого и начать", - ворчливо подумал, но не сказал я.

Так не состоялась моя обещавшая стать ослепительной карьера в великом искусстве сценографии. Но так состоялось доброе и долгое приятельство с хорошим художником и очаровательным человеком.

Но когда я однажды напомнил ему об обстоятельствах нашего знакомства, он уверенно заявил, что ничего такого не помнит и что этого вообще не было и быть не могло. Здрасьте - не могло! Но ведь было же!

Я-то уверен, что сама по себе эта нехитрая, но милая история вполне самоценна и вполне заслуживает той беллетризации, на какую способен автор. Но бывают, я знаю, суровые читатели, требующие морали и серьезных жизненных или - пуще того - общественных выводов. Бывают серьезные ребята, постоянно - по бессмертной формуле Зощенко - вопрошающие "что хотел сказать автор своим произведением".

Ну и пусть вопрошают. В крайнем случае мы ответим им словами из известного анекдота про доктора Фрейда и его дочь: "Бывают, доченька, случаи, когда приснившийся банан означает всего лишь банан".

С новым вас, хотя и старым, годом!



Источник: Грани.ру, 13.01.2010 ,








Рекомендованные материалы



​Повод и мораль

В этот раз тетку никто не надул. Попугай и правда оказался говорящим. Хотя выяснилось это не сразу. Первое время он напряженно молчал, недобро косясь по сторонам и особенно тревожно и неприязненно — в сторону кота, что, в общем-то, можно понять. Молчал он долго, и тетка уже обреченно решила, что «ну вот, опять». Но нет, он все же заговорил.


Сколько пальцев

И все-то приходится кому-то объяснять на пальцах. И все-то попадает кто-то пальцем в небо. И все-то он — пальцы веером. И все-то кто-то норовит сравнить жопу с пальцем. А ведь это так просто, как два пальца, так сказать. Хотя пальца в рот ему не клади.