Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

09.12.2009 | Книги

Бобёр на все руки

Кастор оказывается настоящим многостаночником

У нас всё чаще стали выходить симпатичные переводные книжки про разное рукоделие для детей. После того, как «Поделки Финдуса», где котёнок Финдус, друг Петсона, разводил головастиков и делал бусы из бобов стали пользоваться большой популярностью, издательство «Открытый мир» выпустило целую серию книг Ларса Клинтинга про бобра Кастора, умеющего, кажется, решительно всё.

Конечно, бобёр Кастор кажется не таким обаятельным, как котёнок Финдус – но когда вообще бобры были обаятельнее котят?

Зато он более основательный, не терпит суеты, не шалит и явно склонен к порядку, хотя в каждой книжке серии нам обязательно напоминают, как беспорядок царит у него в мастерской.

Порядок виден хотя бы в том, что в отличие от «Поделок Финдуса» (а там не зря в слове «поделки» на обложке видна зачёркнутая буква «р»), где в одну кучу свалены животные из шишек и пироги из красной смородины, книги о деловитом бобре строго тематически поделены.

Вот «У Кастора в мастерской», где бобёр старательно орудует дрелью, лобзиком и наждачкой, вот «Шьём вместе с Кастором» с приложенными к концу книги выкройками фартука.

Сразу вспоминаешь уроки труда в начальной школе и думаешь, что не хватает ещё, пожалуй, чего-нибудь про приготовление винегрета, да гербария из кленовых листочков засушенных в альбоме для рисования.

Но Кастор оказывается настоящим многостаночником – вот «Кастор печёт пирог» - целая кулинарная книга на один рецепт, вот «Огород Кастора» с подробными инструкциями по выращиванию фасоли, а вот даже «Кастор и краски» - надеешься, что бобёр оказался наконец артистической душой – но нет, он всего лишь красит шкаф. И хотя Кастор кажется нам иногда порядочным занудой – под шкаф он стелет газеты, чтобы не запачкать пол при покраске, а фартук перешивает, чтобы был впору (и кроме того, из всех тканей выбирает ту, у которой расцветка самая скучная) – учиться мастерить под руководством бобра должно быть гораздо приятнее, чем у учительницы труда Тамары Васильевны. Как жаль, что она не бобёр.



Источник: Частный корреспондент, 4.12.2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
10.09.2019
Книги

Роман о том, какой разной может быть семья

Решилась Пэтчетт, когда тяжелая болезнь отца вошла в терминальную стадию. Уже после выхода романа она напишет: «В каком-то смысле его смерть стала причиной моего писательского роста». При этом историю о душераздирающей семейной драме писательница рассказывает без пафоса и чрезмерной сентиментальности

Стенгазета
04.09.2019
Книги

Урал-trip

Но только в реальности Сальникова сочинять и даже читать стихи в этом мире оказывается вовсе не легальным делом – это серьезный наркотик, от которого и умереть можно.