Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

03.11.2005 | Просто так

Голубая мечта

Про джинсы, говорят, что-нибудь напиши. Ничего себе. Еще бы сказали: про первую любовь

Про джинсы, говорят, что-нибудь напиши. Ничего себе. Еще бы сказали: про первую любовь.

Детские утраты и поражения оборачиваются иногда последующими победами и приобретениями. Юношеские травмы рубцуются с трудом. Иногда остаются на всю жизнь.

Вот тебе уже тридцать, а ты донашиваешь за кем-то потертые «ливайсы» и знаешь, что за тобой их уже никто донашивать не будет, потому что тебе они достались от знакомой девушки, которая вдруг взяла да и забеременела, а тебе, во-первых, это не грозит, а во-вторых, такого маленького размера, как у тебя, все равно ни у кого нет. Ты носишь эти чужие штаны, размышляешь о своей социальной несостоятельности и вздыхаешь. Это в тридцать, а вот отсутствие джинсов в девятнадцать лет по накалу отчаянья сопоставимо лишь с несчастной любовью.

Можно было, впрочем, мечтать. Например, о том, чего бы тебе хотелось в первую очередь - дубленку, кассетный магнитофон или джинсы. Вообразить себе, что все это может быть одновременно, было никак невозможно, а если и возможно, то опасно – сердце могло не выдержать.

Настоящая мировая революция произошла не тогда, когда были изобретены эти знаменательные портки из плотного синего х/б, а тогда, когда они в один прекрасный момент перестали быть шахтерской спецодеждой, а стали просто одеждой всех слоев общества, одеждой, главной особенностью которой было то, что одежда эта, войдя однажды в моду, так из нее и не вышла. Это если в мировом масштабе. На нашей же одной шестой джинсовых революций было две. Первая произошла тогда, когда джинсы (их вначале называли «техасами») впервые появились на просторах нашей родины, занесенные западным ветром в двусмысленную хрущевскую эпоху. Постепенно из экзотической заокеанской птицы они превратились в знак, в символ, в фетиш, в религию. Джинсы были, как звездочки на погонах.

Я не забыл тех косых мимолетных взглядов, какими сопровождалась любая - независимо от пола и возраста - оджинсованная задница. Так, это «Ли», а это «Супер-райфл», а это вообще самопал. О, о – думает, никто не догадается, ну давай, давай.

Это были не просто штаны. Это был стиль эпохи. Недаром в какой-то момент все стало вокруг голубым и джинсовым. Юбки, рубашки, куртки, пальто, сумки, носовые платки, презервативы, крыши домов, печные трубы, деревья, люди, львы, орлы и куропатки. Был даже такой анекдот. Приходит грузин к зубному протезисту. (Тут надо пояснить для молодых людей, что фольклорный «грузин» того времени был тем же, чем потом стал «новый русский».) Так вот, приходит грузин к протезисту. Тот спрашивает: «Какие зубы делать будем – стальные, золотые, платиновые?» - «Ты что, дорогой, - отвечает грузин, - Я что, нищий, по-твоему? Джинсовые вставляй!» Если из джинсовой ткани пошили бы государственный флаг, ему присягнули бы с особым чувством.

Вторая революция случилась тогда, когда джинсы стали все-таки обычными штанами, очень удобными, очень универсальными, но всего лишь штанами. Вот тогда-то первые новые, неношеные, приобретенные без очереди и влезания в долги, собственноручно выбранные и примеренные в магазине джинсы появились у меня. Ура, казалось бы…

Теперь у меня четыре … нет, пять пар джинсов, если считать те, с огромной дырой, которые я все не соберусь выбросить. Разные: черные, черные вельветовые, тоже вельветовые, но цвета морской волны, светло-голубые - цвета мечты. На все, можно сказать, случаи жизни. Мечта сбылась и даже с лихвой. Но что-то тут не так. Видимо, джинсы эти какие-то ненастоящие. Потому что носить-то я их ношу, но что-то они меня, как было сказано в известном анекдоте, совершенно не радуют. 



Источник: "Политбюро", ....2003,








Рекомендованные материалы


Стенгазета

Каникулы!

Дорогие друзья, Стенгазета уходит на каникулы! Встретимся в сентябре.


Спесь как духовная скрепа

Спесь – мать всех вещей. Она та самая скрепа, тот самый хребет, который не разрубить никакому мяснику. Итак, даем развернутое определение: «Спесь мать всех вещей и представляет собою презентацию преимуществ, обладание коими, реальное или мнимое, ставит их обладателя в привилегированное положение по отношению к остальным». Для обозначения этих преимуществ в русском языке есть специальное слово: дефицит.