Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.04.2009 | Колонка

Кто будет заказывать музыку?

Впору организовывать курсы для чиновников: читать им историю искусств, знакомить с современными достижениями

Вдруг все стали обсуждать тему культурной политики, вернее, ее отсутствия. Министерство культуры, которое было на несколько лет отлучено от распределения средств якобы именно ради разработки глобальных стратегий, с поставленной задачей не справилось, а сейчас, похоже, снова вернулось к выдаче пособий и наград. Впрочем, в конце апреля российский министр Александр Авдеев встретится с министрами культуры стран ШОС, чтобы обсудить тему «Национальные культурные традиции и молодежь»... Но это дипломатическая сфера...

На организованном «Единой Россией» форуме «Стратегия 2020. Новая тактика» из восьми направлений одно было посвящено культуре. Модератором был Марат Гельман, а Даниил Дондурей, Эдуард Бояков, Иосиф Бакштейн, Екатерина Деготь, Ольга Свиблова, Анастасия Волочкова и Федор Бондарчук обсуждали, как именно может культура выжить в новых условиях.

«Надеюсь, в результате мы получим некий документ, который будет началом, основой для реализации новой посткризисной государственной культурной политики», -- мечтал Гельман. Однако участвующая в дебатах вице-спикер Госдумы Светлана Журова пришла к выводу, что художникам трудно договариваться, поскольку каждый из них лоббирует свою область, а общего понимания вопроса у них нет. Впрочем, поддержать поправки к закону о закупках и заказах (известном также как закон о тендерах, приравнивающий культурные услуги к банно-прачечным) она обещала.

Новым руководителем департамента гуманитарной политики и общественных связей в управлении внутренней политики администрации президента России назначен Иван Демидов. Кто этот человек? Был режиссером «Взгляда» и компании ВИД, ведущим программы «Музобоз», руководил компанией «ТВ-6 Москва» (по его инициативе появились программы «Скандалы недели», «Акулы пера» и пр.), стал продюсером каналов «Звезда» и «Спас», вел программу «Как жить по-православному», последнее время занимался идеологией «Молодой гвардии». Интервью он давать не любит, удалось найти только высказывания времен «ТВ-6»: «Я всегда точно знал, что телевидение -- это картинка. И всегда, до болезненности, ориентировался на то, что необходимо сделать красивую картинку». На что он будет ориентироваться, руководя гуманитарной политикой? Бог весть.

В общем, как всегда. меры приняты, или по крайней мере принимаются. А воз и ныне там. Даже дураку ясно, что у культуры в нашей стране сегодня роль эпизодическая. Денег на нее выделяют много меньше, чем на другие отрасли. Публика не слишком ею интересуется, что понятно по тиражам книг, рейтингам культурных программ, прокату наиболее значимых в художественном отношении фильмов.

Рядовой обыватель совершенно не заинтересован в том, чтобы получать информацию о культуре -- в теленовостях сюжеты на культурные темы делаются не квалифицированно, поверхностно, с искажением, по ним видно, что экспертное мнение в принципе не востребовано. Гуманитарные исследования почти не проводятся, книги по гуманитарным дисциплинам если и издаются, то без гонораров, очень маленькими тиражами и не распространяются...

К тому же «культура», то есть не только спектакли и концерты, музеи и книги, но и сфера осмысления и обсуждения, худо-бедно живет только в столицах. Даже в Петербурге меньше, чем в Москве. Что уж говорить о губернских городах. Про малые города и поселки вообще речи нет -- в федеральной программе по развитию села на душу человека в год выделено восемь копеек.

Людям в провинции можно рассчитывать только на добрую волю местных чиновников -- теперь они решают судьбу культурных учреждений, от театров до библиотек и, что самое страшное, детских музыкальных и прочих школ искусств.

Частная инициатива встречается, но положиться на нее нельзя. Слишком косная среда, слишком большие усилия нужны для того, чтобы преодолеть сопротивление. В Сыктывкаре частный предприниматель Федор Овчинников в 2006 году открыл магазин интеллектуальной книги «Сила ума». И дела пошли неплохо, сейчас у него девять магазинов по всему региону. Первый маленький магазин он уже закрыл, открывает очень большой медиамаркет «Книга за книгой», где, как считает Овчинников, будет больше возможностей для продаж интеллектуальной литературы и можно будет устроить книжный клуб. Но это редкий пример: Овчинников -- незаурядный человек, его путем хотели бы, но не всегда могут, идти другие. А помощь от государства, например в виде гранта, они вряд ли получат.

У нас есть канал «Культура», его любят и не трогают. Но слышали ли вы про обсуждение стратегии канала? Про публичную дискуссию о его контенте? Нет такой. Все боятся -- будут критиковать, канал вообще закроют. Ощущение, что все некоммерческие культурные проекты висят на волоске и вот-вот сорвутся, будут закрыты, перепрофилированы или распущены -- из наиболее стойких.

Ныне многое для культуры определяет личность руководителя региона, города. Театральный критик Олег Лоевский, работающий в Екатеринбургском ТЮЗе, -- эксперт по российской провинции большинства театральных фестивалей, поэтому он очень много ездит по стране. По его наблюдениям, сейчас, в кризис, в провинции интерес к театру у населения вырос: то ли потому, что билеты не дороги, то ли потому, что совместное эмоциональное переживание помогает при стрессе... Особенно это заметно в небольших городах. Но провинциальные театры практически перестали получать средства на постановки -- только на зарплаты и коммунальные услуги. Это значит, что они, если не закроются, то будут влачить жалкое существование. И из них будут уходить наиболее способные, мобильные и жизненно активные люди. То же самое происходит с музеями, библиотеками, клубами, которые сегодня практически целиком на содержании муниципальных властей, а у тех и так проблем хватает. За театр с них не спросят, а за безработицу и ЖКХ -- могут.

Когда говорят о госзаказе, тоже не думают, кто и что будет заказывать. Местные власти не любят фантазировать, поэтому театры если получают «заказ», то на тему дорожного движения или борьбы с наркотиками.

Лоевский заметил, что, как правило, если губернатор «красный», то он о культуре еще думает, по старой, советской, памяти, признает ее значение и считает необходимым поддерживать, даже если ему больше нравится хоккей. Руководители же нового «формата», вне зависимости от партийной принадлежности, к театрам и прочим культурным объектам обычно равнодушны. Они чаще всего считают культуру чем-то необязательным, способом приятно заполнить время между ужином и боулингом. Тогда возникают проекты по объединению всей оставшейся в городе культурной сферы в одном культурно-торговом центре. Игнорирование проблем культуры становится естественным: как поступают старшие товарищи по властной вертикали, так делаем и мы.

Есть счастливые исключения. Вот пермский губернатор Олег Чиркунов, как выяснилось, любит искусство. Назначил в министры подходящего человека, режиссера Бориса Мильграма, художественного руководителя Пермского театра драмы, позвал в советники галериста Марата Гельмана, объявил о грандиозных планах... И Пермь стала модным городом, о нем спорят, им интересуются, туда ездят известные московские писатели и художники, там устраивают выставки, конкурсы с приглашением архитекторов с мировым именем, на театральный фестиваль привозят спектакль Питера Брука, там проводит мастер-класс Сергей Женовач, туда чуть ли не перебирается московская «Новая драма». У культуры очень сильный брендообразующий потенциал, просто об этом не знают.

К власти в столице и регионах приходит новое поколение -- прежнего почтения к культуре, пусть и формального, у него нет. У его представителей свое представление о гуманитариях -- по их мнению, это неудачники, плохо одетые, некрасивые, скучно бубнящие люди, что отстали от жизни. Что-то они там в НИИ и университетах свое кропают, к жизни это что-то отношение не имеет. А хозяева жизни -- совсем другие. Спортивные, загорелые, креативные, добившиеся успеха. Население же пусть смотрит телевизор или пляшет на дискотеке... Как потом эти молодые и креативные будут жить с населением, которое никогда не бывало в театре, не прочло ни одной книги и не знает никаких других способов обращения с музыкой кроме караоке, об этом никто не думает.

Впору организовывать курсы для чиновников. Читать им историю искусств, организовывать обсуждения, знакомить с современными достижениями. Ведь многие из тех, кто сегодня как будто бы определяет экономическую и социальную политику, в области эстетики совершенно не развиты. С появлением ЖЖ и блогов известных представителей деловой элиты стало ясно, что их вкусы и суждения остались на уровне научного сотрудника семидесятых. Видимо, тогда они и складывались, а все последующее -- в первую очередь появление в нашем пространстве огромного пласта современной западной культуры, прошло незамеченным.

Архаичные взгляды у одних, полное отсутствие интереса у других... В результате мы имеем то, что имеем. Публика в провинции резко стареет -- новые, молодые, активные просто не видят, зачем им этой рухлядью интересоваться.



Источник: "Время новостей",13.04.2009 ,








Рекомендованные материалы



Блуждаю­щая Сакралка

Cамым распространенным уничижительным по отношению к эстетическим оппонентам словечком было слово «духовка». Ну, и еще несколько. Например, было слово «нетленка», которое, кстати, широко бытует и по сей день. Мне сейчас кажется, что именно я (хотя скорее всего не я) запустил в обиход слово «сакралка»


​Вопросы топонимики

Или был когда-то такой анекдот. Солдат пишет из армии письмо своим родным в деревню. «Дорогие мама и папа, — пишет он, — служба моя идет нормально. Через три месяца буду дома. Очень жду уже этого радостного момента. У меня к вам большая просьба. Купите маленького поросенка и назовите его „Прапорщик Козлов“. Откормите его как следует, чтобы к моему приезду он был большой и толстый. А я как приеду, тут же его и зарежу».