Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.02.2009 | Кино

Кто хочет комиссарского тела?

Муччино предупреждает о лирических издержках донорства клонов

Фальшивый налоговый инспектор (а на самом деле конструктор космических кораблей, потерявший смысл жизни после одной автокатастрофы) Тим Томас (Уилл Смит) разъезжает по городу в поисках хороших людей, которым можно было бы скостить пеню.

Отбор строгий — задолжавший круглую сумму государству директор богадельни получает не отсрочку, а под дых, когда Тим узнает о порядочках в его заведении. Зато несчастная мексиканская мать-одиночка отправляется в уютный коттедж на берегу океана, подальше от ее сожителя-хулигана.

Томас раздает бедным не только государственные деньги и собственную недвижимость, но и кое-что посерьезнее — как сказочные герои, он буквально рвет себя на куски и отправляет в термосе страждущим: кому почку, кому часть легкого.

Герою Вуди Харрельсона — слепому пианисту и вегетарианцу, торгующему мясом, достались, например, прекрасные темные глаза космоинженера.

Некоторым из вас уже довелось пролить слезу над похожей историей, описанной Кадзуо Исигуро в книге «Не отпускай меня». В этом толстом и по-викториански обстоятельном романе говорилось о жизни воспитанников элитных английских школ, спортивных и начитанных детей, которых растят на органы. Эмоциональный прессинг режиссера «Семи жизней» Муччино безжалостно сминает даже этот скромный опыт размышлений о добровольно-принудительном донорстве. Только представьте: исполосованный хирургами Уилл Смит (после третей или четвертой «выемки» в терминах Исигуро), устроившись в корыте с ледяной водой, корчится в агонии от «укуса» ядовитой медузы. Неотложка уже выехала к нему в мотель и любимая (которой он завещал сердце) уже получила на пейджер сообщение о готовящейся трансплантации.

К финалу в глазах уже бьется столько черных кровавых мальчиков, что только на улице понимаешь, что посмотрел не убийственный образец современного кэмпа, а научно-фантастический киножурнал, в котором главное обстоятельство деликатно оставлено за кадром.

То есть пока британские ученые только обсуждают этическую допустимость донорства клонов, режиссер Муччино уже предупреждает о лирических издержках этой практики.

Смело и дальновидно.



Источник: TimeOut, 24.12.2008,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
19.05.2021
Кино

Слышен звон, неясно, где он

Первые фильмы Анны Меликян объединяли провинциальные городки, остатки советской эпохи, визуальный юмор ― и тоскующие женщины. Взрослые мучились и не могли найти мужчин, маленькие хотели сбежать в Москву. В «Звезде» Меликян разрешила героиням искать себя за пределами любовных отношений. Начиная с этого фильма режиссер пробует искать новые формы и язык, но снимает всегда про переехавших в Москву женщин.

Стенгазета
30.04.2021
Кино

Не плачь, палач

Советовать кому-то «Язвы Бреслау» — это как рекомендовать молот для укладки рельс. То есть вещь, конечно, внушительная и крайне действенная, но только вам её, наверное, не надо. Потому что даже те, кто равнодушно смотрит хорроры вроде «Техасской резни бензопилой» и «Хостела», на десятой минуте этого фильма заёрзают, а к концу, вполне вероятно, убегут от экрана, зажав рот ладошкой.