Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

26.12.2008 | Кино

Досуги-буги

Атмосферу дискотеки «для тех, кому…» не в состоянии омрачить ни хронометраж, ни родство фильма с «Голубыми огоньками»

Ранний московский вечер, лето, 1950-е. На деревянных эстрадках граждане кружат с гражданками в вальсах, все мирно и благолепно.

А где-то в глубине парка вышагивает по неосвещенным дорожкам хмурая комсомольская зондер-команда. Подобравшись к глухой сторожке, активисты проковыривают дырку в стене, припадают к «глазку» и… приглушенные звуки «На сопках Манчжурии» сменяются визгом саксофона и барабанным соло! Сиськи! Кислотно-салатовые панталоны! «Вавилоны» на головах! Здесь отдыхают стиляги. Комсомольцы с портняжными ножницами по команде врываются на дискотеку портить людям одежду и праздник — чтобы знали, безродные космополиты, почем фунт лиха.

На одной из таких операций правильный юноша Мэлс знакомится с красоткой Пользой и, забросив историю партии, пускается во все тяжкие.

Вчерашний отличник набриолинивается, покупает с рук галстук и саксофон — тусовка принимает новоявленного стилягу. А чтобы зрителям было проще следить за поворотами сюжета (в котором и правда многовато необязательных ответвлений), вся эта история преподносится с танцами и песнями — переиначенными Константином Меладзе на свой вкус хитами 80-х.

В отличие от диалогов, полных гражданского пафоса, который режиссер Тодоровский подхватил где-то на съемках своего предыдущего, антинаркотического фильма «Тиски», эти пляски приятны глазу и смелы по содержанию. Наш любимый номер: Гармаш в сатиновых трусах и майке-алкоголичке рвет баян под «порошок и кошку», а за его спиной домохозяйки жонглируют половниками. Танцы, к слову, ставил авторитетный хореограф Олег Глушков (Олег, верните кассету с редкими записями французского балета, позаимствованную у меня давным-давно!), так что все лучшее в фильме (кроме сисек Оксаны Акиньшиной) — его работа.

Атмосферу дискотеки «для тех, кому…» не в состоянии омрачить ни хронометраж (два часа песен), ни дальнее родство фильма с «Голубыми огоньками».

«Свингующая Москва», наплевавшая на ужасы сталинизма, дает фору теперешним модникам: какая радость от желтых лосин, если никто их с тебя не сдирает, грозя исключением из родного института? В любом случае нам понятна радость первых хипстеров, плясавших буги преимущественно «на костях» (контрабандные мелодии, записанные на пластинки из рентгеновских снимков). Пусть все вокруг катится к черту, праздника никто не отменял. Плачь, плачь, танцуй, танцуй!



Источник: TimeOut, 17 декабря 2008,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
19.05.2021
Кино

Слышен звон, неясно, где он

Первые фильмы Анны Меликян объединяли провинциальные городки, остатки советской эпохи, визуальный юмор ― и тоскующие женщины. Взрослые мучились и не могли найти мужчин, маленькие хотели сбежать в Москву. В «Звезде» Меликян разрешила героиням искать себя за пределами любовных отношений. Начиная с этого фильма режиссер пробует искать новые формы и язык, но снимает всегда про переехавших в Москву женщин.

Стенгазета
30.04.2021
Кино

Не плачь, палач

Советовать кому-то «Язвы Бреслау» — это как рекомендовать молот для укладки рельс. То есть вещь, конечно, внушительная и крайне действенная, но только вам её, наверное, не надо. Потому что даже те, кто равнодушно смотрит хорроры вроде «Техасской резни бензопилой» и «Хостела», на десятой минуте этого фильма заёрзают, а к концу, вполне вероятно, убегут от экрана, зажав рот ладошкой.