Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.11.2008 | Книги

Бодрый дух

О «Книжках на вырост» и обновившейся сентиментальности

   

Одна из детских серий издательства ОГИ называется «Книжки на вырост», и это, вероятно, означает, что их можно будет перечитывать потом. Так ли это, неизвестно, но школьникам лет до двенадцати они вполне подойдут. Конечно, многие книги для этого возраста, особенно девичьи – очень сентиментальны. Но даже по «Книжкам на вырост» видно, что сегодня сам тип сентиментальности изменился. Вспомните маленького лорда Фаунтлероя, Полианну и Маленькую принцессу,  - они с неизменной кротостью и смиренной доброжелательностью переносили несправедливые нападки взрослых, зато к концу именно этой кротостью и добивались наконец всеобщей любви. А если и не добивались, то появлялся deus ex machina – добрый незнакомец, избавлявший ребёнка от всех бед.

Среди недавних книг в серии ОГИ есть повесть, написанная почти в фаунтлероевской традиции: «Письма о любви от 0 до 10» Сюзи Моргенштерн. 

Она во многом напоминает историю Маленькой принцессы и ей подобных: необыкновенно красивый мальчик Эрнест, чья мать умерла при родах, а отец тогда же пропал без вести, растёт у бабушки, которая никогда не улыбается и всё время вспоминает «своих мертвецов». Эрнест ничего не знает о жизни, никогда не видел ни телевизора, ни телефона, никогда не ел пирожных и не играл с другими детьми. Но неожиданно в класс приходит новенькая – Виктория (которую так зовут потому, что она родилась после двенадцати мальчиков и стала победой для родителей, которые пытались родить девочку тринадцать раз), она заявляет на Эрнеста свои права, сообщает, что скоро они поженятся и ни секунды уже не даёт ему пожить как прежде спокойно. «Письма» практически полностью соответствуют классическому канону сентиментальной детской повести, хоть и с современными реалиями. Первая часть книги, где описывается интровертная жизнь Эрнеста, даже деталями тяготеет к романам XIX века – мальчик ходит в костюме, напоминающем одежду воспитанника английского пансиона, жизнь его подчинена строжайшему расписанию, а единственное современное, что есть в доме – косметика их кухарки Жермены. Только с появлением Виктории рассказ постепенно перетекает из XIX века в XX. Жизнь Эрнеста меняется, бабушка начинает улыбаться и покупает телефон, а вскоре появляется и приехавший из Америки отец, который привозит сыну целый мешок писем, которые он, оказывается, писал каждый день с самого рождения Эрнеста.

Конечно, Эрнест по своей пассивности – почти Маленькая принцесса, зато герои вроде  его подруги Виктории, заводной, как Пеппи Длинныйчулок, в подобных повестях всё чаще становятся  главными, и сентиментальный рассказ приобретает неожиданно бодрый дух.

Выпущенная только что в той же серии повесть австралийца Морриса Глейцмана «Болтушка» как раз принадлежит к этой  разновидности сентиментального жанра.

Ее героиня - немая девочка Ровена, или Ро, переезжает в новый дом и идёт учиться в новый класс в обычной школе, поскольку прежнюю – специальную – расформировали. Книга устроена так, что немота Ровены может иногда стать поводом для издевательств одноклассника Деррина или лицемерной жалости членов молодёжного движения «Добровольцы на службе общества», однако Ро – не жертва, а сорванец. И главное неудобство ей доставляет не немота, а отец – жизнерадостный и громогласный фермер, любитель музыки кантри, ярких атласных рубашек и пряжек с улыбающимися скелетами на «Харлеях». Вскоре Ровену весь город начинает жалеть не за немоту, а за «сумасшедшего папашу». И сама Ро начинает его стыдиться до того, что, потратив все свои сбережения, заставляет пилота во время школьного праздника написать на небе: «Не выпендривайся, папа!» Отец, подавленный и расстроенный, исчезает, - а потом его находят прячущимся в школьном шкафу, зато одетого в деловой костюм, купленный у его злейшего в этом городе врага. И в итоге сама дочь решает, что «яркие атласные рубашки в смысле покроя куда лучше приспособлены для объятий, чем деловые пиджаки». 

Ровене не приходится с кроткой улыбкой побеждать свой недуг, как делала Полианна из романа Элинор Портер. Она – боец и «оторва», и скорее уж родня Мадикен из одноимённой повести Астрид Линдгрен. Сочетание недуга (который, окажись он основным мотивом, сделал бы из повести просто жалостливую историю) и деятельной непоседливости Ровены (а она, в свою очередь, могла бы стать основой приключенческой книги) и создаёт в этом случае жанр бодрой сентиментальности. Да, у героини есть неразрешимые проблемы, однако жалеть её некогда, да и не нужно, когда есть столько вещей, которые ещё можно изменить.

Судя по «Книжкам на вырост» среди российских детских книг нового времени этот жанр тоже в ходу. Однако поскольку писать о неизлечимых недугах или врождённых дефектах кажется ещё немного рискованным, то все проблемы персонажей в принципе разрешимы.

У героя переизданной в этом году повести Валерия Воскобойникова «Всё будет в порядке» - десятилетнего Володи, нет папы: он живёт только с мамой, которая тоже совсем не идеальна – бегает по митингам, то и дело попадает в кутузку, из-за чего Володе приходится ужинать с соседями. Но у мальчика и без этого полно забот: старший друг Анатолий безответно влюблён в кокетку-Зину, а одноклассника Шурку, математического гения, новая учительница не признаёт и хочет отправить в школу для умственно-отсталых. Кроме того, скинхедски настроенные хулиганы задумали этого же Шурку отметелить, поскольку он очевидно нерусский.

Тут западная модель бодрой сентиментальности теряется в деталях, позаимствованных из пионерской литературы: Володя постоянно держит в голове не только свои проблемы, но и проблемы всех своих товарищей, старается всем помогать, а в конце в одиночку бросается в кучу скинхедов на защиту Шурки Абуалиева. Но что бы у Володи не происходило, читателю и в голову не приходит его жалеть, как мог бы он пожалеть Фаунтлероя, ведь безотцовщина Володя – «герой деятельного добра», да и просто деятельный герой. В конце концов, у Тома Сойера тоже была одна только тётушка Полли.



Источник: "Время новостей",28.11.2008 ,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
04.03.2019
Книги

Пророки и пороки

«Пророки» - детектив о поиске убийцы, «Логово снов» - расследование причины таинственной сонной болезни. Неожиданно здесь то, что сюжет отходит на второй план. «The Diviners», лишь притворяясь чтивом о героях со сверхспособностями, на деле становится увлекательным путеводителем по миру Америки двадцатых годов.

Стенгазета
13.02.2019
Книги

Вся власть народу

Рейбрук доказывает, что американцы и французы придумали выборы для ограничения демократии (изначально голосовать и избираться могли лишь мужчины благородных сословий) — и предлагает вернуться к жеребьёвке, которая оберегала древних греков от авторитаризма и привлекала к управлению полисами большое количество граждан.