Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

03.07.2007 | Книги

Увлекательная депрессия

Книги Ялома внедряют в культурное сознание идею человеческой сложности, учат не бояться, не презирать ее

С депрессией, апатией, тоской и скукой обычно борются герои серьезных романов, навевающих депрессию, апатию, тоску и скуку. Ирвин Ялом пишет о таких персонажах и их борьбе  в книгах, увлекательных как детектив или приключенческий роман.

Ирвин Ялом (сын эмигрантов из России, родившийся в 1931 в США) – один из ведущих практиков и теоретиков экзистенциальной психотерапии. Ее главная черта – акцент на ответственности и  свободе человека, главный вопрос – вопрос о смысле жизни. Легко заметить, насколько близок такой подход русской классической литературе.

И действительно, Ялом выбирал профессию так: «Все мои ровесники либо включались в отцовский бизнес, либо шли учиться на врачей. Медицинское образование казалось мне более близким к Толстому и Достоевскому, и я пошел в медицину».

Ялом - автор классических учебников “Теория и практика групповой психотерапии”, и «Экзистенциальная психотерапия» (в русском переводе вышла в 2004 г.). Но  широкой публике он стал известен благодаря (как он сам их называет) «педагогическим рассказам и романам»:  "Лечение от любви", "Мамочка и смысл жизни", "Когда Ницше плакал" и  “Лжец на кушетке”(все они выходили по-русски в издательстве «Эксмо» в серии «Практическая психотерапия» и в издательстве «Класс»).   Ялом подробно и достоверно изображает процесс – групповой или индивидуальной – психотерапии. Причем этот процесс не служит фоном для сюжета (как это часто бывает в производственных романах), а сам и составляет главную интригу. Если вспомнить, что психоанализ и детективный роман возникли примерно в одно время и использовали одни и те же методы поиска улик и рассуждений, то это не покажется удивительным.  

В романе «Шопенгауэр как лекарство» («Эксмо», 2006; перевод Лилии Махалиной – умный, легкий)  главный герой, стареющий психотерапевт, встречается со своим бывшим пациентом,  которому когда-то не сумел помочь. А помогла ему философия Шопенгауэра (и читатель получает своего рода бонус – сжатую, толковую биографию Артура Шопенгауэра).

Роман «Шопенгауэр как лекарство» входил в списки бестселлеров в Германии, Греции, Аргентине, Израиле и Турции. У нас же и в материальных и виртуальных книжных магазинах книги Ялома чаще всего стоят в разделах вроде «Психология масс и соционика», то есть из мейнстрима убраны на культурную периферию. 

Психотерапия – в разных своих вариантах – понемногу приживается в России. Ее преподают, практикуют, распространяют, в сферу ее действия вовлекается все больше людей. Но это почти не находит отражения в культурном сознании. Здесь психотерапия по-прежнему остается скорее маргинальным, экзотическим явлением. С одной стороны, у среднего интеллигента сохраняется невежественное высокомерие по отношению к психотерапии, а с другой  стороны, в среднем российском романе, фильме или спектакле видна невероятная примитивность представлений о человеке, о его психическом устройстве. (Вот, кстати, одна из причин успеха Улицкой и Пелевина в России и на Западе – у них есть хоть какое-то представление о человеческой психике).

В советское время немую память о человеческой сложности сохраняла система Станиславского, одна из полуэзотерических психотехник начала века.  С уходом старой актерской школы в современной русской культуре уже почти ничто не напоминает о том, что человек сложнее, чем три рубля.

Книги Ялома «в ненавязчивой игровой форме» внедряют в культурное сознание идею человеческой сложности, учат не бояться этой сложности, не презирать ее; одним словом, быть более вменяемыми. И при этом остаются захватывающим чтением.



Источник: "Коммерсантъ Weekend", № 33, 13.04.2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
27.05.2020
Книги

Бога в небе не видал

На первой странице “Первого человека на земле” дети смотрят на небо. Мальчика зовут Юра. Тот самый Юра, который совершил знаменитый виток вокруг Земли 12 апреля 1961 года. Из-за правовых проблем всем известная фамилия главного героя ни разу не упоминается. К тому же, со временем становится понятно - это история не совсем о том Юрии, которого знает каждый житель нашей планеты.

Стенгазета
15.05.2020
Книги

Без сна, любви и солнца

Под детективной интригой отчетливо проступает психологический роман о том, как люди пытаются переработать свое прошлое, — зацикливаясь на нём или отвергая. Именно эта тема превращает крепкий полицейский детектив в сложную психологическую драму о душевных травмах и отношениях дочерей и отцов.