Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

27.03.2007 | Колонка

Парад невидимок

Дело не в этих ребятах. А в том, что этот беспримесный агитпроповский кретинизм небезопасен

О "Наших" как об арифметической сумме физических лиц сказать особенно нечего. Такие особи, принципиально и демонстративно лишенные персональных признаков, каких бы то ни было зачатков рефлексии, не мыслящие своего социального существования вне коллективного тела, были всегда, сколько я себя помню.

В разные времена они по-разному назывались, но всегда были пригодны для какого-нибудь государственно важного дела только в очень товарных количествах. Друг от друга они могут отличаться лишь как яйца за девяносто копеек от яиц по рупь тридцать.

Дело вообще не в них и не в каких-то там особенных мотивах их такого или сякого социального поведения. Я даже легко допускаю их материальное бескорыстие. Ну, не то чтобы совсем, но радуются они любому пустяку - кепочке, футболочке, значочку, баночке пивка. Ну, зачет автоматом поставят. Ну, дадут пару дней отгула. Да разве ж это корысть? Много ли в корыте корысти, как справедливо говорила неугомонная старуха из известной сказки А.С. Пушкина.

Дело не в них. Дело в их, с позволения сказать, идеологах-теоретиках, демонстрирующих идиотизм такого накала, что у человека, хотя бы шапочно знакомого с азами формальной логики, закрадывается подозрение в какой-то глубоко упрятанной гениальности, каковая просто не может быть по достоинству оценена современниками. Ну правда - не могут же люди на голубом глазу выдавать такое на всеобщее обозрение. Ну, с "Нашими"-то все понятно: этому безмозглому поголовью что песенка про крокодила Гену, что "Пионер всем ребятам пример", что "правозащитник = террорист" - один хрен. Главное - не вдумываться в смысл произносимых слов. Да что я говорю - "вдумываться"! Чем там особенно вдумываться-то.

Дело, повторяю еще раз, не в этих ребятах. А в том, что этот беспримесный агитпроповский кретинизм небезопасен. Как небезопасно все то, что свободно от логики и историзма. Как небезопасно все, что свою полную недиалогоспособность легко компенсирует шумом, треском и тысячекратно тиражируемым портретом.

Мне понравились анкеты, распространяемые "Нашими" во время их недавней тусовки. "Вы согласны с мнением, что в случае устранения Путина или отхода от его курса в стране наступят "смутные времена", власть захватят ставленники Запада и экстремисты?" Прелесть что такое. Вопрос, заключающий в себе ответ, - вообще риторически сильная вещь. Когда-то художник и поэт Вагрич Бахчанян сочинил серию очень смешных как бы загадок. Назывались они "Загадки для идиотов". Там, например, были такие загадки: "Стеклянный маленький сосуд. Быть может, чай в него нальют". Или: "На Красной площади стоит. Там кое-кто в гробу лежит". Потом он решил, что уж если эти загадки "для идиотов", так надо быть еще последовательней и отгадку попросту включать в саму загадку по принципу "по горам по долам ходит баран". В анкетах "наших" повсюду "ходят бараны".

Неплох также вопрос: "Вы исключаете возможность переворота и интервенции по инициативе, например, бывшего премьера Касьянова, под предлогом ввода миротворческих сил НАТО для охраны ядерных объектов и нефте-, газопроводов?" Трогательно, как и всякая наивная провокация, смотрится там это "например".

Прочитав об этом, я даже пожалел, что не оказался среди опрашиваемых. Хоть и маленьким, но все же удовольствием было бы сообщить какому-нибудь придурочному "связному президента", что тот, кто придумал эти вопросы, есть мелкий провокатор и безграмотная беспринципная вонючка.

А еще они предлагали сделать выбор между "сильной Россией и колонией Запада". Третьего ведь не дано по определению, не правда ли? Но чтобы эта загадка выглядела совсем "загадкой для идиотов", последовало пояснение: "В 1991 году мы позволили развалить великую державу Советский Союз и превратились в нищую страну, утратившую свое достоинство. В 2007-08 году на выборах Госдумы и Президента нам предстоит определиться: сохранить преемственность курса Путина на сильную Россию или стать сырьевой колонией Запада".

Вот тут интересно: что об этом думает сам президент, на плечи которого, получается, возложена миссия собрать "великую державу Советский Союз"? Или он об этом ничего не знает и поэтому продолжает говорить о незыблемости российской Конституции? В Конституции что-нибудь сказано о восстановлении "великой державы Советского Союза"? Я не видел.

Эта риторика, основанная на подмене всех и всяческих понятий, смешиваний всего со всем и полной безответственности за сказанное, не нова. Долгое время этим вполне успешно пользовался главный либерал-демократ Жириновский. Но по сравнению с этими "Нашими" даже он светильник разума и образец высокой морали. Да и все, что он придумал, он придумал все-таки сам.

Они опасны. Они опаснее "имперцев" с их оперной эстетикой и музейной риторикой. Они опаснее, чем обвешанные елочными побрякушками фольклорные казачки. Они опаснее даже тех, кто открыто играет с нацистской атрибутикой и соответствующим образом вскидывает руку в приветствии. Те отвратительны, потому что... ну, понятно почему. Но они менее опасны, потому что стилизованы под прошлое, а прошлое не возвращается. А если и возвращается, то всегда в другом обличье.

То, что стоит за толпой "Наших", опасно своей кромешной пустотой. Оно опасно, как опасен газ, не имеющий запаха. Оно опасно, как толпа непредсказуемых невидимок. Вам хотелось бы столкнуться с толпой невидимок? Мне - нет.



Источник: "Грани.ру", 26.03.2007 ,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.