Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.08.2005 | Колонка

К истории вопроса

Телевидение не всегда играло такую фатальную роль в жизни общества, как теперь

Сейчас много и во многом справедливо говорят о всемогуществе, вездесущести и безграничных манипулятивных возможностях телевидения. Это стало общим местом, общим настолько, что многие теле-деятели буквально спятили на почве ощущения собственного всесилия. Ну, и величия, само собой.

Они делают президентов и поп-звезд. Они могут открыть и закрыть, снять и назначить, усыпить и разбудить, вырыть и зарыть – они могут все. Так они думают. При этом, чем больше они убеждают в этом окружающих и самих себя, тем в большей степени нарастает дефицит ответственности и того, что за стенами телестудий принято называть совестью. Такой вот парадокс.

Но так было не всегда. То есть не в смысле отсутствия совести – с этим-то проблем не было никогда. А в том смысле, что телевидение не всегда играло такую фатальную роль в жизни общества, как теперь. Более того, как только оно появилось, оно было чем-то вроде семейной забавы, милым аттракционом. Впрочем, и кино, прежде чем стать из всех искусств для нас важнейшим, воспринималось ровно так же.

В моей семье телевизор появился довольно рано, в самом начале 50-х годов. Это был, естественно КВН с открыточного формата экраном. Он вещал всего два или три часа в сутки. Но какие это были три часа! Особенно для ребенка. В нашей коммуналке телевизор был только у нас, и поэтому все соседи ходили к нам толпами смотреть все подряд – мультфильм «Золотая антилопа», китайский кинофильм «Седая девушка», эстрадный концерт с участием Аркадия Райкина.

У моего дружка Саши Смирнова из соседнего подъезда тоже был телевизор. Мы и вообще постоянно ругались и дрались, но однажды мы поцапались так, что нас разнимали всем двором. Было это так. Сашка сказал: «А у нас сегодня по телевизору будут показывать «Белоснежку и семь гномов». – «А вот и врешь! - сказал я, - это у нас будут показывать «Белоснежку». – «Нет у нас!» - «Нет у нас!» И началось то самое, что пришлось разнимать всем двором. Нам просто и в голову не могла прийти такая глупость, что в двух разных телевизорах может быть одно и то же. Так, видимо, проявляла себя наша страсть к уникальности, к неповторимости. Тотальная унификация, нужда в мимикрии и конформизму настигла нас позже, уже в школе. И мы уже никогда не удивлялись тому, что все везде одно и то же. А вот мирились мы с этим или нет, то это уже – кто как.



Источник: "Еженедельный журнал", №142, 25.10.2004,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.