Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.04.2006 | Колонка

Почти детективная история

Газпром добился "рыночной" цены, лишив Россию как денег, так и репутации

Странные они все-таки, эти американские правоохранительные органы: до всего-то им есть дело. Ну какая им, в конце концов, разница, кому принадлежит половина акций швейцарской компании с наполовину российским капиталом под названием RosUkrEnergo AG? Торгует она себе российским (а заодно и среднеазиатским) газом на Украине и торгует, и американцев не трогает. Однако министерство юстиции США, точнее, его отдел по борьбе с организованной преступностью, начал расследование деятельности компании. Следователи отдела уже пригласили для беседы представителей швейцарской RosUkrEnergo, а заодно и австрийской Raiffeisen Investment, которая является номинальным держателем 50% акций компании. Иными словами, Raiffeisen Investment представляет интересы собственников, не разглашая их имен.

Еще более странным представляется тот факт, что в России, к которой деятельность компании имеет самое непосредственное отношение, ответ на вопросы, живо интересующие американских следователей из отдела по борьбе с организованной преступностью, похоже, мало кого интересует. Кроме разве что группы депутатов, которые послали официальный запрос в Генпрокуратуру.

Между тем, странностей и непонятностей в процессе торговли газом между Россией и Украиной более чем достаточно. Пресловутая RosUkrEnergo всплыла в начале января этого года, когда российско-украинская «газовая война» зашла в тупик. Стороны уперлись: Газпром требовал 230 долларов за 1000 кубометров, а украинская сторона заявляла, что и ста платить не будет. И вдруг 6 января стороны договорились. Газпром заявил, что будет продавать российский газ по 230 долларов, а украинский «Нафтогаз» — что будет покупать газ у России по 95 долларов. Стороны при этом почти не погрешили против истины, поскольку российская газовая монополия заключила контракт на поставку газа той самой RosUkrEnergo, с ней же заключила контракт и украинская сторона. Публике при этом объяснили, что разница будет покрываться за счет продажи на Украину дешевого туркменского газа по той же цене — 95 долларов за 1000 кубометров. Тогда, кстати, публике всячески давали понять, что компания-посредник является российско-украинским СП, пусть и под швейцарским флагом. Вскоре, правда, выяснилось, что Украина, по крайней мере официальная, никакого отношения к СП не имеет. Более того, даже президент Ющенко не в курсе, кто является равноправным партнером Газпрома. На одной из пресс-конференций он заявил: «Я лично несколько раз обращался к российской стороне, чтобы была дана эта информация, и лично обращался к австрийской стороне по этому поводу. К сожалению, до сих пор я не имею информации, кто является учредителем этой структуры». Его соратница-соперница Юлия Тимошенко пообещала сама выяснить, кто стоит за Raiffeisen Investment, но и она, судя по всему, потерпела фиаско.

Что же за акционеры такие, владеющие пополам с Газпромом компанией, если даже аудиторы — KPMG International, — дорожа репутацией, отказались обслуживать RosUkrEnergo, иными словами, отказались от выгодного клиента с миллиардными оборотами?

Кстати говоря, запрос депутатов Госдумы в Генпрокуратуру, о котором выше шла речь, также закончился ничем. Российские прокуроры в свою очередь послали запросы в швейцарскую прокуратуру и в Газпром, откуда пришли все те же ответы: 50% акций RosUkrEnergo находятся в номинальном держании австрийской Raiffeisen Investment. Кстати, в запросе, отправленном прокуратурой в Газпром, содержалась просьба уточнить условия поставки газа на Украину, однако в ответ юристы государственного Газпрома сослались на коммерческую тайну.

Казалось бы, какая в конечном итоге разница, кто и как торгует газом на Украине? Главное для российских граждан, сколько за это получает Газпром, контрольный пакет акций которого находится у государства. Однако все далеко не так просто. Сегодня с подачи Газпрома начинается очередной виток противостояния с Украиной: зампредправления монополии Александр Медведев заявил, что с 1 июля весь газ на Украину будет поставляться по 230 долларов за 1000 кубометров. На что глава компании «Нафтогаз Украины» Алексей Ивченко заочно ответил, что RosUkrEnergo создала с его компанией СП — «УкрГаз-Энерго», которому обязалась поставлять газ по 95 долларов за 1000 кубометров в течение пяти лет, не повышая цену. Кто из этих двоих лукавит, непонятно – коммерческая тайна.

С закупками, кстати, тоже далеко не все очевидно. Всегда считалось, что газ у Туркмении покупает Газпром, причем монополия на трубу делает эти закупки более чем выгодными. Потом газовый монополист перепродает туркменский газ на Украину и в Европу. Теперь выясняется, что газ у туркменов покупает RosUkrEnergo. Или все-таки Газпром? И если Газпром, то по какой, собственно, цене он его перепродает RosUkrEnergo? И почему туркменбаши Сапармурат Ниязов, с которым у Газпрома якобы подписан еще в 2003 году долгосрочный контракт, где зафиксированы цены, заговорил о повышении цены до «рыночного» уровня? И сколько на этом теряет Газпром и российская экономика в виде недоплаченных налогов? А сколько должно доплачивать население из-за того, что Газпрому вечно ни на что не хватает денег, когда речь заходит о повышении внутрироссийских тарифов? А может, ну их, эти самые «рыночные цены»? Пусть уж лучше продает и покупает Газпром свой газ самостоятельно, без непонятно кому принадлежащих посредников, которыми интересуются отделы по борьбе с организованной преступностью. По понятным, прозрачным ценам, о которых сумеет договориться с покупателями.



Источник: "Ежедневный журнал", 25.04.2006,








Рекомендованные материалы



«Длинной вереницей…»

Мужчины и женщины, — особенно москвичи и москвички, — моего, а также и нескольких последующих поколений, не говоря уже о предыдущих, хорошо помнят, чем была для нас для всех мхатовская «Синяя птица» в годы нашего детства.


Под ними хаос шевелится

Подлость — подлость как художественный принцип, подлость как прием — сочится буквально сквозь поры любого их высказывания или жеста и заставляет вспоминать слова Лидии Гинзбург о том, что для подлости «псевдонимом во все времена служили общественные интересы, так приятно совпадающие с частными».