Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.03.2006 | Колонка

Подсознательные выборы

или Тайна, зарытая в Беловежских лесах

В предвыборной Белоруссии по мере нарастания народного доверия к истинно народному вождю имеет место весеннее обострение классовой борьбы. Подобно той борьбе, какая заметно обострялась, но уже в масштабах всего СССР, по мере того как успехи социалистического строительства становились все более и более ощутимыми, а песни все более бодрыми. Чем в большей степени белорусский народ в едином своем порыве заходится в горячечной любви к своему раз и навсегда избранному президенту, тем большей злобой наливаются черные сердца и так далее, и тому подобное.

А потому накануне всенародного волеизъявления доблестные и бдительные рыцари государственной безопасности и прочего правопорядка все разоблачают и разоблачают один заговор за другим. Не дадим, мол, так называемым наблюдателям и их пособникам на местах дестабилизировать нашу стабильность.

Философ и культуролог Борис Гройс написал однажды, что Россия есть подсознание Запада. Перефразируя эту безусловно небесспорную, но яркую формулу, можно сказать, что Белоруссия, в свою очередь, есть подсознание России.

Белоруссия - страна таинственная, интригующая. Мой знакомый, родом как раз из тех мест, уверял меня, что знаменитое белорусское "партизанство" буквально в крови у белорусов. И ссылался на своего школьного товарища, который по ходу разных совместных прогулок вдруг говорил: "Давай спорить, что я сейчас так спрачусь, что ты меня ни за что не найдешь". И действительно, умел так здорово "спрататься", что обнаружить его было практически невозможно.

Конечно же, подсознание. Конечно же, тайна, зарытая в Беловежских лесах неподалеку от того места, где захоронен саркофаг по имени СССР.

Не потому ли не дает нам покоя эта "спратавшаяся" от трезвого глаза страна, явленная нам в виде хронического харизматика Лукашенко? Не потому ли мы так ревностно и так мучительно, как в мутноватое зеркало, вглядываемся в белорусскую реальность, не без внутренного содрогания обнаруживая там собственные черты? И что она все-таки, эта Белоруссия, - наше прошлое или наше будущее? Или уже немножко и настоящее?



Источник: Грани. Ру, 17.03.2006,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.