Авторы

Моим институтским друзьям, с любовью

Операционная выглядела как в фильме про Пирогова, прямо зал с высокими потолками. Правда не работала вентиляция, и в солнечный день там было жарко, как в горячем цеху. Операционная медсестра из за отсутствия шелка, купила в магазине ХБ нитки, простерилизовала, и пустила в дело. Чего удивляться, что послеоперационные швы развалились на третий день. Скандал замяли, шелк нашли


«Надо нарушать границы привычного и приличного, иначе смысла нет этим заниматься»

Светлана Филиппова: "Вот этот процесс обучения – это какая-то мистическая штука, потому что они впадают в состояния, в которых они никогда друг друга не увидят и не почувствуют в обычных ситуациях. А вот здесь они про себя так много узнают, между ними возникает какая-то другая связь человеческая, между нами всеми тоже."

Стенгазета

Окруженцы. Часть 2

Ближе к зиме большой проблемой стала стирка белья. Начался тиф. Нужно было бороться с вшивостью, а без мыла ничего не выходило. Пробовали стирать глиной, терли кирпичом, но после такой стирки белье становилось страшным. Я вспомнила, что моя мама стирала золой. Приступили к делу. Собрали золу, залили водой и дали настояться. На следующий день отстирали белье в замочке и положили в новый зольный раствор. Кипятили часа три. Потом полоскали много раз. Белье вышло желтоватым, но чистым и приятным в носке.


«Нарисовать можно быстро, а вот придумывание — это долгий процесс»

Светлана Филиппова: "История была придумана большей частью еще на занятии у Норштейна. Он как-то пришел и сказал: «А нарисуйте-ка вы такую раскадровку: человек просыпается утром, и по деталям надо понять, что за человек, какой у него характер. Сказал, два часа нам дал и ушел. Как раз за окном пошел такой крупный снег, и я смотрела на этот снег, и думала: «Вот, идет снег, это красиво. А интересно, есть ли кто-то, кому это может не понравиться? Наверняка, это не понравится дворнику."


«Находясь здесь, я чувствую, что могу выразить это время»

Режиссер Светлана Филиппова: "Я подумала: почему у нас были такие странные отношения? Притом, что бабушка меня любила и очень много мне читала книг. Помню, что мы лежим в постели вечером и читаем «Принца и нищего», Эдгара По или еще что-то. Вот почему я ничего не знала о нашей семье? Что произошло, как мы там оказались, какое было у бабушки прошлое – вообще ничего не знала".


ЕБЖ и другие

Сильно задолго до того, как я узнал труднопроизносимое слово «аббревиатура» и научился правильно его писать, а именно когда мне было лет пять или шесть, на вопрос, где работает мой папа, я умел без запинки произносить слово «Гипроспецпромстрой», что очень развлекало и даже восхищало взрослых.


Dickpick

Я в нашей семье первый, кто стал доктором, все поголовно всегда были технари. В какой-то момент меня начали спрашивать все и всё, невзирая на то, что это близко не попадает в область моей специализации. Я никогда никому не отказал, правда перестал стесняться, если не знаю, и честно об этом говорю.

больше материалов