Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.10.2020 | Книги

Бездна обманчивой критики

Рецензия студента школы культурной журналистики Сергея Цынгунова на роман Нила Шустермана "Бездна Челленджера"

публикация:

Стенгазета


Текст: Цынгунов Сергей


Молодое издательство Popcorn Books, специализирующееся на книгах в жанре Young Adult, в 2019 году по большой любви продолжает активно публиковать переводные романы для молодых, которые настаивают на своей неординарности. Среди текстов, изданных в этом году, «Бездна Челленджера» американского романиста Нила Шустермана — отличная от других книга о людях с ментальными расстройствами.
В центре сюжета пятнадцатилетний мальчик Кейден, который увлекается рисованием, программированием компьютерных игр и существует на грани двух реальностей. В первой Кейден обычный подросток, который скрывает от родителей, что его не взяли в команду по легкой атлетике и вместо тренировок он слоняется по городу. Во второй юноша путешествует в открытом океане, чтобы найти мифические сокровища из Бездны Челленджера — самого глубокого места на Земле. Со временем пребывание во второй реальности становится чаще и Кейден попадает в психиатрическую лечебницу.

Сюжет достаточно классический и во многом предсказуемый, по тону повествования читателю почти сразу понятно, что рано или поздно безумие главного героя должно «закончиться», что к слову, было бы удачно для сюжета, поэтому, с точки зрения нарратива, книга не примечательна, ее достоинство в другом — по мере прочтения нам дают шанс почувствовать себя психически больным. Этому способствуют три приема, которые задействует автор: вклиненные в обычный сюжет вставки об экспедиции к Бездне Челленджера, рисунки главного героя и использование опыта людей, подверженных психическим заболеваниям — по большей части сына автора, чьи рисунки и использованы в книге.

В первом случае, сталкиваясь с «рванным» нарративом и непоследовательностью происходящего, с непревычки создается эффект джойсовского чтения— когда вроде бы прочел много, но ничего не понял и необходимо вчитаться. Из этой сюжетной и смысловой каши складывается примерное впечатление о запутанном сознании героя. Рисунки же, кроме того, что они действительно были нарисованы в период обострения у подростка с шизоаффективным расстройством, располагаются по определенной схеме: когда психологическое напряжение и боль героев на пределе, в тексте появляется изображение без подписи, глядя на которое, можно на уровне чувств и ассоциаций глубже осмыслить происходящее. Роман художественно достоверен настолько, насколько это возможно в прозе, а факт, что Нил Шустерман лично столкнулся с жизнью в семье, где есть люди с ментальными расстройствами только подкрепляет и усиливает эффект.

Чего, например, не достает книгам Оливера Сакса, который описывал происходящее с позиции доктора или бестселлеру Кена Кизи «Над кукушкиным гнездом», где сумасшествие скорее метафора жизни в американском обществе середины 20го века.

Дополнительно:

Психические расстройства распространены гораздо больше, чем кажется обывателю и шутка про «пришел к психиатру на медкомиссии, чтобы получить диагноз» уже перестала быть шуткой, и мы часто забываем, где действительно начинается грань болезни. Подобное происходит и с героями «Бездны Челленджера», где родители и друзьям Кейдена, больного шизоаффективным расстройством (как потом выясняется), достаточно долго списывают нестандартное поведение ребенка на плохое настроение или наркотики. На деле расстройство мальчика сочетает в себе элементы расстройства настроения в виде депрессии и аномальное мышление в виде галлюцинаций, бреда и паранойи. 









Рекомендованные материалы


Стенгазета
25.01.2021
Книги

Все нормальны, никто не нормален

Российский читатель начинает знакомство с Руни с ее второго романа «Нормальные люди», который менее чем за полгода успел собрать тираж в 60 тысяч. Оба этих текста — о любви и дружбе в современном мире. И пока одни критики хвалят Салли Руни, другие пишут разоблачительные статьи о том, что в этих романах нет ничего особенного. Третьи констатируют факт: Салли Руни — феномен, в котором стоит разобраться.

22.01.2021
Книги

Из Рейкьявика в ад под названием «восьмидесятые»

Сёлви приезжает на хутор Аспен убежденный, что его бабушка — сумасшедшая нацистка, и он попал в ад под названием «восьмидесятые». Но проходят дни, затем недели, постепенно Сёлви привыкает к новой рутине, начинает общаться с соседями и работать по дому, читать старые книги и слушать The Smiths, пробует водить машину, сгонять овец с гор и впервые влюбляется.