Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.03.2015 | Нешкольная история

Мой прадед – Салам-молла

Рассказ о носителе высокой культуры и нравственности чеченского народа

публикация:

Стенгазета


АВТОР: Аминат Саламова, на момент написания работы ученица 10 класса, г. Грозный. 2 тур, V Всероссийский конкурс исторических исследовательских работ «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал

Каждый человек имеет свою фамилию и историю ее происхождения. Я – чеченка, и фамилия моя – Саламова. Возможно, для всероссийского конкурса не совсем удачная национальность. Фамилия моя происходит от имени человека, чья трагическая судьба известна во всей Чечне. Полное имя этого человека – Абдул Салам, но в народе и в религиозной среде, а также и представителям советской власти он был известен как Салам-молла из Варанды.
Он был очень известным религиозным авторитетом и общественным деятелем первой половины ХХ столетия. Его судьба по существу, схожа с судьбой миллионов представителей разных народов бывшего СССР. Но особенность в том, что трагедия Салам-моллы – это отражение не менее трагической жизни его прямых внуков, правнуков и целого чеченского народа начала ХХI века.
До сих пор многие религиозные авторитеты цитируют мудрые высказывания Салам-моллы. Немало примеров, когда некоторые гости нашего дома в беседах на темы религии, морали ссылались на высказывания Салам-моллы, порой не ведая, что мой отец Овта приходится ему прямым внуком.
В чем же заслуги Салам-моллы перед Чечней? Почему современники занесли его имя в список шейхов и алимов Чечено-Ингушетии?
Я хочу, чтобы мои сверстники знали о моем прадедушке не только как об одном из ведущих религиозных авторитетов Чечено-Ингушетии, но и как о носителе высокой культуры и нравственности чеченского народа.

Когда он родился? В каких условиях жил?
В 1840 году – карательная экспедиция российских войск в очередной раз сожгла село, его сады, посевы, расстреляла не успевших сбежать стариков, женщин и детей. После такой кровавой экспедиции она направилась в сторону Гойты, Урус-Мартана и других населенных пунктов. Сожженное село называлось Чахкер-Юрт и считалось центром предгорной территории чеченского тейпа Варандой. Земля тейпа Варандой – это огромная территория, которая на севере граничит с нынешним Чечен-аулом и простирается по правобережью Аргуна, на юге – с селом Борзой и селом Вашендарой, на юго-западе – с селом Харсеной, на западе – с Урус-Мартановским районом. На месте уничтоженного села Чахкер-Юрт была выстроена крепость Воздвиженская (1) , которая просуществовала до 1919 года. В 1919 году чеченская Красная Армия во главе с Асламбеком Шариповым разгромила эту крепость.
Салам-молла родился приблизительно в 1867-1870 годах в селе Варанды, в семье, происходившей из Чахкер-Юрта. Он был третьим сыном в семье, а его полное имя было Абдул-Салам. (“Салам” в переводе с арабского на русский язык означает “мир”, “миролюбивый”). Рос он в очень религиозной семье, и, как принято у мусульман, начал делать намаз в 5-6 лет. Еще мальчишкой его отец Астамир отдал его учиться в религиозную школу-медресе, которая находилась в Урус-Мартане. Учителем будущего шейха был арабист Хаки. Абдул-Салам был очень способным учеником, проучился он у него 26 лет, а богословие, философию ислама изучал всю жизнь.
Юношей Абдул-Салам мог спокойно писать и разговаривать на арабском языке(2), в совершенстве знал Коран. Арабский язык необходимо учить для того, чтобы можно было читать и переводить Коран (тогда не было теперешних многочисленных переводов Корана). Хаки был очень доволен Саламом и после окончания его учебы однажды сказал: “Не могу похвастаться усердием к знаниям некоторых моих учеников, но мой ученик Салам увез истинные знания”.
В начале ХХ века он вернулся домой. Вернувшись домой, Салам-молла написал жейн (что можно было сравнить тогда с диссертацией), открыл свою школу – хьужар-медресе. К нему учиться приехали молодые люди из многих горных сел и предгорных районов (Шатойского, Итум-Калинского, Шаро-Аргунского, Галанчожского, Урус-Мартановского, Атагинского районов и сел). Салам-молла более 30 лет учил молодежь богословию и философии ислама, выпустил около 500 учеников. Многие из них стали известными религиозными авторитетами и богословами.
Салам-молла был крупнейшим религиозным деятелем. Его влияние распространялось в районах Шатойский, Итум-Калинский, Урус-Мартановский, Галанчожский, Чеберлоевский(3), ну а потом и по всей Чечено-Ингушетии. Сначала его невзлюбили царские власти, а потом и советские. И по одной и той же причине – боялись его влияния. После распада монархии в 1917 году советские власти вообще пропагандировали уничтожение религий. Но Салам продолжал свою религиозную и общественную деятельность. Его до сих пор помнят старики Галашкинского района(4), Насыр-Корта(5)  и других районов республики Ингушетия.

В 20 – начале 30-х годах ХХ века в Чечено-Ингушетии, как и в других районах СССР, из-за голода и репрессий начались волнения, восстали целые села и районы, появилось абречество. Убедительно и веско говорил Салам восставшим, что вооруженным путем невозможно добиться решения проблемы. Таким образом он спас сотням людей жизнь, спас горные села от уничтожения. Он отрицательно относился к стукачеству, двуличию, лжи. Он мирил кровников, враждующие села и тейпы. Еще в 7 классе, когда я интересовалась историей своего рода, двоюродный дедушка Абдурахман-молла привел мне два примера из многих случаев деятельности Салама-моллы.
В 20-х годах два тейпа села Махкеты(6)  враждовали из-за земли. Враждующие стороны позвали Салама на помощь. Салам-молла познакомился с местностью, потом выделил хребет и по хребту разделил землю между сторонами. Этот хребет был назван его именем – “Салам-Дукъ”.
В начале 30-х годов в горных селах Галанчожского и Ачхой-Мартановского районов произошли крупные волнения, а в одном селе почти все население вооружилось и ушло в горы. Причины? Репрессии и голод. Власти они не подчинялись, началось жестокое кровопролитие. К ним поехал Салам-молла и после долгой и трудной беседы люди возвратились к своим очагам. Была предотвращена трагедия.
В 1931 году, летом, в селе Махкеты один человек совершил гнусный поступок и не собирался признать свою вину и тем более отвечать за нее. В результате был убит человек, подозрение пало на невиновного, которого собирались наказать. Чтобы разъяснить ситуацию и уладить дело, туда был приглашен Салам-молла. Пробираться к этому селению нужно было через горы. Салам-молла вместе с сопровождающими отправился в путь, и уже спускаясь в горы, тот абрек – виновник происшествия – увидел и узнал Салама-моллу. Он догадался, почему его пригласили, и, не дожидаясь, пока тот подойдет к селу, пошел к кровникам и сознался в содеянном, а также согласился ответить за свое преступление. Такое уважение вселял Салам-молла людям. Там, где была бессильна власть, его призывали для умиротворения враждующих сторон.
Кровная месть между семьями длились порой десятилетиями, и помирить их считалось очень трудным делом, так как она вспыхивала снова, но те, которых помирил Салам-молла, потом не имели друг к другу претензий и жили мирно.
У Салама было три жены и 13 детей, из которых двое в данное время живы. Это его дочка Маймунат и сын муллы – Абдурахман, которые приходятся мне двоюродными дедушкой и бабушкой.

Из воспоминаний сына Абдурахмана: “Мне было около 15 лет, когда он пропал, но я все помню очень смутно. Запомнил одно – наш дом всегда был полон гостей, которые приходили за советом и помощью. Жили мы скромно, так как наш отец не любил роскошь, но, несмотря на это, уют и чувство защищенности у нас во время его жизни присутствовали всегда!”
У Салама-моллы была огромная библиотека, книги были привезены из разных стран Ближнего Востока. Он бережно хранил их. У него также была и рукопись с историей нашего рода с ХII века. Эту рукопись передавали из поколения в поколение, и таким образом она попала в руки Салам-моллы. Он бережно хранил ее и сам также (как и все его предшественники) вписывал туда все важные события тейпа. Это рукопись, которая называлась “тептар”, также исчезла, как и вся библиотека, с редчайшими старинными изданиями религиозно-философской тематики после депортации чечено-ингушского населения в 1944 году.
После возвращения в 1957 году из ссылки из Казахстана его дети неоднократно пытались хоть что-то найти из этой библиотеки, но все безрезультатно. Через некоторое время после возвращения на Родину, к дяде моего отца, т.е. к Салам-молле Абдурахману, приехали из Дагестана религиозные деятели и передали два небольших ящика с жайнами и Кораном из библиотеки Салам-моллы. Выяснилось, что часть библиотеки из нашего дома в селе Варанды(7)  была вывезена дагестанцами (т.е. была спасена), а большая часть оказалась, по их словам, в подвалах НКВД и исчезла безвозвратно.
Дагестанцы стали хранителями истинной мусульманской и кавказской культуры(8) . Спасибо им! Моя мечта – если закончится война и я останусь жива – найти семьи этих благородных людей.
У имама Салама-моллы была своя печать, которой он отметил свою библиотеку и свои рукописи. Эту печать, и еще Коран, принадлежавший старшему сыну Саламову Абдул-Азиму, Абдурахман передал моему отцу – Овте. Но они, к сожалению, исчезли во время первой чеченской войны вместе с другими вещами и нашей библиотекой.

Ни тайно, ни открыто Салам-Молла не призывал к свержению советской власти. Он говорил, что отдельными подвигами не поможешь.
Во время революции и гражданской войны русские социалисты всеми силами пытались склонить горцев на свою сторону, они обещали Чечне хорошую жизнь, свободу вероисповедания и др., чтобы горцы стали на сторону большевиков. Они добились своего. Чеченцы и ингуши, в крови которых сохранилась ненависть к царским чиновникам из-за вековой кавказской войны, с удовольствием помогли им, ведь это была возможность отомстить за те беды, которые принес царизм народам Кавказа. 11 августа 1918 года начались стодневные бои в Грозном. 29 августа 1918 года в телеграмме Ленину Г.К. Орджоникидзе сообщал: “Под Грозным идут бои. В город введена Красная Армия из чеченцев”.
Но в 30-е годы начался “кровавый карнавал” и для Кавказа, и для всего СССР. Власти всеми усилиями пытались уничтожить религиозных деятелей Чечено-Ингушетии.
Салам-молла знал об угрозе, но уезжать из республики, несмотря на уговоры родственников, не пожелал. Он не хотел покидать родные места, где жил, рос. В 30-х годах его все время куда-то вызывали, допрашивали и т.д., но в тюрьму не сажали. Одно время руководителем ГПУ был некто Саламов – по национальности осетин. Он был хорошо знаком с моим прадедушкой и говорил ему, что пока он в Чечено-Ингушетии и его не переведут в другое место, прадедушку в тюрьму не посадят, но стоит ему уехать, то арест последует незамедлительно.
Один раз его арестовали и повели в грозненскую тюрьму. (Саламова уже не было). Напротив него сел чекист и спросил его: “Вы узнаете меня? “ Когда последовал отрицательный ответ, чекист напомнил ему: “А я вас хорошо запомнил. Еще тогда, во время гражданской войны я в одном из боев был сильно ранен и умирал, а вы спасли мне жизнь. Я никогда не забуду, как вы ухаживали за мной и лечили. Я обязан вам жизнью!” И со словами благодарности он отпустил его обратно домой. Таким образом, Салам избежал преждевременного ареста. Но только на время...
Однажды к нему пришли представители ингушского духовенства, Устазом(9) которых тоже был шейх Кунта-Хаджи(10). Они предупредили его об опасности, а также предложил место для убежища и свою руку помощи. Но Салам-молла сказал им: “Если спрячусь я, то они замучат моих родственников и знакомых. Я не хочу, чтобы они пострадали из-за меня!”

30 июня 1937 года к Салам-молле пришел работник НКВД Шатойского района и сообщил, что его попросил заехать к себе представитель НКВД республики в городе Грозном, якобы тот хочет о чем-то посоветоваться. Салам знал, с какой целью его вызвали, знал, что оттуда больше не вернется, но все равно поехал...
Почему его не арестовали открыто? Потому что боялись, боялись. Боялись, что люди помешают увезти имама Салама-моллу, поэтому пошли на хитрость. Хотя какая тут хитрость? Не хитрость, а бесчеловечность! По одним данным, его расстреляли в 1937 году в грозненской тюрьме, по другим данным, он еще 8 лет пребывал на каторге в ГУЛАГе и в 1945 году там умер...(11)  Ему тогда было 77 лет. Родные так и не смогли выпросить разрешения похоронить его по мусульманским обычаям...
Неизвестно, где сейчас находится его могила...
Вернувшись с учебы в 1905 году, Салам-молла построил мечеть. Эту мечеть разгромили во время депортации и на ее месте построили коровник. В 1991 году она опять была отреставрирована жителями села Варанды. Во время первой чеченской войны в 1994 году она опять была разрушена, а восстановлена в 1996 году. Мечеть вновь была разрушена в 1999 году. И жители села Варанды ждут окончания войны, чтобы вновь восстановить мечеть тейпа Варандой.
Последователем Салама стал его сын Абдурахман. Сейчас он является имамом Варандой и весьма почитаемым религиозным авторитетом в Чечне. Он продолжает религиозную деятельность отца. Абдурахман-молла несколько раз бывал в Кремле (на собраниях, где обсуждались чеченские вопросы), лично два раза разговаривал с президентом России В.В. Путиным.
В каждой семье есть документы, вещи, когда-то принадлежавшие ее предкам. Они с удовольствием их показывают и рассказывают их истории.
Я же могу похвастаться одной-единственной фотографией моего прадедушки и снимками его печати, оставшихся Коранов. Все остальное было сожжено во время войны. Кинжал Салама-моллы, был сворован из-за красивой рукоятки...
И напоследок я скажу: Чечня – не бандиты и террористы.
Чечня – колыбель шейхов. Они предсказали мирную, счастливую жизнь. Народ верит в это.

Комментарии

1. Крепость Воздвиженская – создана в 1844 году в предгорье, соседствовала с аулом Большие Атаги (2 км), примерно в 20 км от крепости Грозная (ныне город Грозный). Построена у входа в Аргунское ущелье.
2. Распространенное в России мнение о поголовной неграмотности кавказских горцев до установления советской власти основано на том, что мало кто умел читать и писать по-русски: грамотность была арабская. Введение чеченского письменного языка, основанного на латинском алфавите, а затем – замена его на кириллицу практически уничтожили культурную преемственность поколений.
3. То есть практически на весь юг Чечни. Аминат называет старые (до 1944 года) названия районов. После депортации все эти горные районы заселены не были, административно-территориальное деление изменилось. Шатой переименовали в Советское, и к Советскому району присоединили большую часть горных территорий, часть отошла к Дагестану и Грузии. Земли эти были возвращены после восстановления Чечено-Ингушской АССР в 1957 году, но заселены практически не были – напротив, вернувшихся горцев подчас сселяли «на плоскость». Итум-Калинский и Чеберлоевский районы были восстановлены к концу ХХ века, Галанчожский же район (где находилось, в частности, село Хайбах) так и не был заселен и восстановлен – его земли входят ныне в Урус-Мартановский район. Земли «плоскостного» Атагинского района разделены теперь между Шалинским, Урус-Мартановским и Грозненским (сельским) районами.
4. Ныне входит в состав Сунженского района Ингушетии
5. Ныне входит в черту г. Назрань
6. В горном Веденском районе.
7. Село (вернее, несколько сел) в горном Шатойском районе на западном склоне Аргунского ущелья.
8. Вероятнее всего, это были лакцы (невайнахский народ), которых после 1944 года принудительно сселили из горного Дагестана на место высланных вайнахов в Чечню, Ингушетию, в Хасавюртовский и Новолакский районы Дагестана
9. Устаз – вероучитель.
10. Кунта-Хаджи Кишиев – вероучитель, принесший в Чечню в середине XIX века кадирийский тарикат (бувально – «путь») суфийского ислама, ныне широко распространенный.
11. В справках о смерти, выдававшихся в 50–60-х годах родственникам расстрелянных в годы «большого террора», даты смерти фальсифицировались.









Рекомендованные материалы


Стенгазета

О пользе и вреде прививок. Часть 2

Каждое утро рабочего дня десятки автобусов колоннами отправлялись за город, увозя учителей и старшеклассников из школ, студентов и преподавателей из вузов, рабочих и инженеров с заводов и фабрик, служащих из учреждений на колхозные и совхозные поля.

Стенгазета

О пользе и вреде прививок. Часть 1

Набор специальностей в УПК был связан с потребностями предприятий региона или города. Впрочем, токари, слесари, воспитатели, водители, продавцы, санитарки и секретари-машинистки нужны были везде. Были специальности более престижные, например, автодело или секретарь-машинистка. Выбрать их хотели многие, поэтому педагогами изобретались разные способы отбора достойных