Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

05.06.2013 | Общество

Кровь — любовь

Эта глупость, как раз и является пропагандой – пропагандой ненависти, агрессии и насилия

Эти дикие, невообразимые преступления на почве гомофобии или любых других форм человеконенавистничества есть прямое следствие государственной пропаганды.

Законы против пропаганды однополой любви – несусветная глупость уже хотя бы потому, что любовь, в каких формах она бы ни проявлялась, все равно любовь. А любовь ни в какой пропаганде не нуждается - точно так же, как в ней не нуждаются воздух и вода.

Но это еще и очень опасная глупость, потому что она, эта глупость, как раз и является пропагандой – пропагандой ненависти, агрессии и насилия.

Ненависть, вообще-то говоря, тоже не нуждается в пропаганде – она глубинна и исконна, она гораздо старше, опытнее и изощреннее, чем любовь, она в различных формах и количествах и на разной глубине залегает практически в каждом и нетерпеливо ждет лишь сигнала «на выход». В пропаганде она не нуждается, но нуждается в высоком покровительстве и начальственной отмашке, потому что она – в отличие от любви - всегда труслива и не уверена в себе.

Любовь же, повторяю, в пропаганде не нуждается. Зато она всегда нуждается в защите.



Источник: Грани.ру, 04.06.2013,








Рекомендованные материалы



Проблемы неотомизма

В детстве все мы играли в магазин, в больницу, в милицию, в почту… Играли также и в выборы. Помню, как в тупиковой части огромного коммунального коридора был нами обустроен «Избирательный участок № 97». В посылочный фанерный ящик, закутанный в старый халат чьей-то бабушки, кидались обрезки тетрадных листков, на каждом из которых было написано: «Света. Дипутат».


Зима патриарха. Бесконечная

2019-й год был переломным в деградации российской государственности. Дело не только в том, что в ходе выборов в Мосгордуму российская власть продемонстрировала: она не уверена, что за нее проголосуют. И под надуманными предлогами отстранила своих оппонентов от участия в выборах. А потом устроила судебную травлю тех, кто протестовал против этого. Дело еще и в том, что человек, обладающий абсолютной, ничем не сбалансированной властью, решительно перестал стесняться.