Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

08.04.2013 | Колонка / Общество

Exegi monumentum

Бюст на родине, говорите? Ради такого дела можно и постараться. Какие наши годы?

Бюст на родине, говорите? А что? Ради такого дела можно и постараться. Какие наши годы? Вот, допустим, успею я каким-то волшебным образом стать "Героем труда". И поставят мой скромный, но обаятельный бюстик в уютном скверике у Никитских ворот, где я, собственно, и родился. То есть не в скверике, конечно, но рядом. И этот бюстик окажется, допустим, дипломной работой выпускника Художественно-патриотической академии имени прот. Чаплина. И ему хорошо - в смысле юному художнику, - и мне. И всем. Потому что страна должна знать своих героев. И она их таки узнает. Пусть попробует не узнать. Не узнает, так напомнят.

А я буду стараться свои стариковские прогулочные маршруты выстраивать как бы невзначай таким образом, чтобы непременно пройти мимо этого бюста. "Простите, вы не знаете, кому это памятник?" - спросит меня любопытствующая гостья столицы с путеводителем в руке. "А вы прочтите, не поленитесь - там написано", - назидательно и слегка ворчливо отвечу я и стану издали наблюдать за шевелением ее губ, произносящих мое имя.

Эх, мечты, мечты...

Но нет, не дано им сбыться, этим безответственным мечтам. И не надо мне об этом лишний раз напоминать, я и сам знаю.

Какой из меня, если вдуматься, герой? Я даже в свое время норм ГТО не сдал. Да, кажется, никто этого особенно от меня и не добивался. Да и никто уже тогда толком не знал, что это вообще такое. Значки помню – они довольно долго валялись в разных частных коллекциях. И фамилий членов Политбюро я как-то совсем не знал, кроме разве что генсека. И взносы в ДОСААФ я платил, прямо скажем, неаккуратно. То есть, если честно, то и вовсе не платил. Пришло, я считаю, время, в этом признаться. Сейчас-то стыдно, конечно, но что было, то прошло.

Так что какой тут герой – смех один. Так, хомячок, очернитель белоленточный (хорошее, кстати, название для какого-нибудь экзотического растения), либераст со стажем, художник от слова "худо", пятая колонна, агент влияния и что там еще бывает. Ну, ни разу не герой. Не увидеть мне собственного бюста, как и собственных ушей. Ну и ладно – придется, как видно, смириться со столь беспощадными ударами судьбы, хотя это, признаюсь, и трудно. В общем, с памятником полный облом. По крайней мере с рукотворным.

Герои-то они где? Где, где... А вот где.

Герои сидят в высоких собраниях и до полного нервного истощения нажимают на кнопки наподобие тех подопытных крыс, что с не меньшей яростью тыкаются мордами в кнопки, соединенные проводками с теми участками небольшого мозга, где расположились у них центры удовлетворения. Кто быстрее и больше раз нажмет, того и назначат героем.

Герои – это судьи в мантиях, зычными голосами зачитывающие беспристрастные приговоры, всякий раз непостижимым образом слово в слово совпадающие с теми, что приходят к ним по электронной почте из-за кремлевского забора. Человек с такой мощной интуицией – чем не герой.

Герои – это упакованные в броню мордовороты, которых вечно избивают до полусмерти девчонки, свирепые старушки и очкастые ботаны за их всего лишь робкие попытки навести на улицах и площадях российских городов элементарный порядок. За такие их физические и нравственные страдания их не то что героями назвать, но и канонизировать было бы нелишне. Впрочем, это дело будущего. Надеемся, что недалекого. Святых у нас пока что как-то маловато, будем откровенны.

Герои – это принципиальные и несгибаемые борцы с коррупцией, некоторые из которых проявили столь беззаветный героизм, что их имена попали в так называемый список Магнитского, с помощью которого заокеанские ястребы побудили народных избранников-героев предпринять решительные действия по окончательному решению сиротского вопроса в отдельно взятом суверенном государстве и, следует признать, кое-чего в этом направлении добились.

Много, много всевозможных героев обитают в нашем отечестве. А если страна быть прикажет героем, то их будет еще больше – бронзы, а также различных героепорождающих населенных пунктов, слава богу, предостаточно, Бог не обделил.

Эти наши реальные и потенциальные герои, судя по всему, собираются жить вечно. Это свойственно детям или взрослым с не очень развитым воображением, тайно уверенным, что такая неприятность, как смерть, может случиться с кем угодно, но только не с ними.

Вынужден сказать им жестокую правду. Вы умрете, господа и товарищи. И ваши героические имена останутся в памяти разве что у ваших ближайших родственников. И это еще в лучшем случае. И ваших имен не напишут ни на каких обломках, в том числе и на обломках ваших героических бюстов в вашем родном поселке Корявые Хомуты, бестактно и цинично отправленных на переплавку.

Но я все же желаю вам жить долго. И не только из соображений абстрактного гуманизма. Я желаю вам жить долго, во всяком случае настолько долго, чтобы вы успели собственными глазами увидеть, как вплотную к вашему величественному памятнику подъедет грохочущий бульдозер, чтобы сравнять его с вашей родной землей. И что-то мне подсказывает, что для того, чтобы дождаться подобного события, слишком уж долгой жизни даже и не потребуется.



Источник: "Грани.ру", 30.03.2013,








Рекомендованные материалы



Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».


Блеск и нищета российской дипломатии

Это сущие цветочки по сравнению с прозвучавшими заявлениями о том, что Москве еще предстоит решить историческую проблему и объединить разделенный русский народ. Тот, кто произносил это, или не знал, или не смущался тем, что практически дословно цитирует Гитлера. Другой участник дискуссии вполне всерьез говорил, что России следует задуматься, какую политику проводить на территориях, которые будут присоединены в будущем.