Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

26.03.2010 | Колонка / Общество

Отэц или мат

В общем, "Сталин" - да, звучит. На все буквально лады

Ну, и снова о нем, об этом неугомонном портрете. А что делать, если споры об этом предмете не только не утихают, но еще и пуще разгораются - постепенно, с характерным потрескиванием и злобным шипением, как это свойственно сырым дровам, с непонятным упорством подкладываемым начальством в топку и без того очевидного общественного раскола.

То ли в какой-то из недавних радиодискуссий, то ли в чьем-то блоге я наткнулся на интереснейшие рассуждения о том, что имя Сталина, каким бы его носитель ни был, в связи с войной и победой употребляется существенно чаще, чем какие-либо другие имена. А потому и публичные его изображения на стенах домов, строительных заборах и уличных растяжках вполне уместны, закономерны и общественно востребованы. Ну, чисто статистически.

Логика странноватая, что и говорить. Но давайте и мы попробуем последовать этой логике в дальнейших своих рассуждениях.

Слово "Сталин" действительно употребляется довольно часто. И не только в связи с войной. В связи с миром - тоже. Сам слышал, как одна тетка жаловалась другой, что не дают, мол, совсем эти гады-чиновники развернуться малому бизнесу. Губят его на корню, грабят, гнобят и изничтожают. "Вот был бы Сталин, - горячо и убежденно говорила она, - он бы им показал!" Что правда, то правда: Сталин, как известно, действительно прославился на весь мир не только как яростный и непреклонный адепт гражданских свобод и человеческого достоинства, но и как горячий поборник и защитник свобод экономических, в том числе малого и среднего бизнеса, не говоря уже о крупном.

В общем, "Сталин" - да, звучит. На все буквально лады.

Но все же, вынуждены мы признаться, звучит он не столь часто, как некоторые другие слова, означающие разных прочих персонажей мифов, легенд и народных поверий нашего самобытнейшего населения. Слово "черт", например, звучит гораздо чаще. Так что ж теперь, чертей, что ли, по стенкам развешивать? Ой, что же это я такое говорю! Страсти-то какие! Тьфу-тьфу-тьфу!

Да что там "черт"! Какой к черту "черт", когда есть еще и другие, куда более звонкие и куда более частотные имена!

Я - врать не буду - не проводил научных исследований в этой области. Только полевые. Я давно и постоянно хожу по улицам, пользуюсь городским и прочим транспортом, а также время от времени вступаю в непосредственные вербальные контакты с соотечественниками и соотечественницами, относящимися к самым разным социальным, возрастным и образовательным категориям нашего обширного и разнообразного населения. Многолетний этот опыт показывает, что на порядок-другой чаще, чем имя Сталина, а также имена других руководителей партии и государства, руководителей ведущих зарубежных государств, видных военачальников, деятелей культуры, науки, спорта и героев светской хроники, среднестатистический россиянин упоминает совсем другие имена.

Чаще всего это бывают имена древнейших языческих божеств, по мере ослабления влияния фаллических культов постепенно превратившиеся в имена нарицательные, обозначающие некоторые, хотя и не самые зримые, но зато очень важные части человеческого тела. Те самые, что играют ведущую роль в процессе воспроизводства наличного людского состава рода, племени, нации и вообще человечества.

Кстати, воспроизводимую многими поколениями пламенных пропагандистов легенду, согласно которой солдаты Великой Отечественной именно со "Сталиным" на устах шли в атаку, решительно опровергают многие настоящие фронтовики, утверждающие, что политруки, может быть, и орали "За Сталина", но солдаты в этот момент выкликали совсем иные слова. Да, да – те самые, что имели самое непосредственное отношение к сохранению и продолжению человеческого рода. Что и естественно в этой и всех прочих подобных ситуациях.

Ладно, не будем дальше развивать эту скользкую тему. И так все понятно. А просто вспомним очень старый еврейский анекдот про то, как в каком-то местечке некий приезжий зашел в лавочку, чтобы починить испортившиеся часы. Вот заходит он в лавочку. Видит: за столом сидит одинокий печальный еврей и вопросительно смотрит на приезжего. "Здравствуйте, уважаемый. Что бы вы хотели?" - спрашивает хозяин лавочки. "Да вот, хочу часы починить". – "Вы хотите починить часы? Но я, извините, не чиню часы". – "А что же вы тут делаете?" - "Я, извините, делаю обрезание". – "Позвольте, но на вывеске при входе в вашу лавочку нарисованы именно часы!" – "А что бы вы хотели, чтобы там было нарисовано?"

Так что если даже и развесят усатые морды на улицах и площадях нашего города, мы-то все равно знаем, о чем идет речь. Мы же не приезжие. Мы – местные.



Источник: Грани, 09.03.2010,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.