ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 16 ДЕКАБРЯ 2017 года

Колонка / Общество

С чувством незаконной гордости

Красиво ведь не то, что бывает на самом деле, а то, чего не бывает, но хорошо бы, чтобы было

Текст: Лев Рубинштейн

Когда я прочитал о том, что "в Ташкенте начался процесс по делу об обвинении известного фотографа и кинодокументалиста Умиды Ахмедовой в "клевете и оскорблении узбекского народа", и о том, что "обвинения художнице были предъявлены за фоторепортаж о повседневной жизни Узбекистана", я, что и естественно, первым делом отыскал в Интернете упомянутый фоторепортаж.

Я считаю себя более или менее тертым калачом. Я, выросший все-таки там, где я вырос, а не в Монреале, не в Цюрихе, не в Лондоне и даже не в Варшаве, примерно понимал, о чем идет речь и что на просторах бывшей империи может быть квалифицировано как клевета и оскорбление. Никакой реальной клеветы я, разумеется, и не ждал, но ждал все-таки некоторого, так сказать, "жесткача", в каковом, скажу попутно, тоже не склонен видеть ничего такого, что даже приблизительно могло бы современным человеком трактоваться как "оскорбление", тем более "оскорбление народа".

Ничуть не бывало.

Никакой "чернухи-порнухи" даже близко там не лежало. А лежали там теплота, человечность, немыслимая красота и трогательная в своей чрезмерности любовь к родным местам.

Листая эти фотографии, я мгновенно забыл и о "процессе по делу", и о "клевете с оскорблениями". Я думал лишь: как жаль, что я в свое время так и не выбрался в эти невероятные места, и как бы так устроить, чтобы все-таки там побывать. Ну и, конечно же, в памяти замаячила бегущая строка: "Что же сделал я за пакость, я, убийца и злодей? Я весь мир заставил плакать над красой земли моей".

Такая вот получилась клевета.

Впрочем, логика "оскорбленных и оклеветанных" мне понятна. Эта логика основана на глубоко архаическом представлении о любом изображении как об изображении праздника, парада и красочного урожайного изобилия. Изображаешь меня? Фотографируешь? Так фотографируй меня в нарядном халате и в новой тюбетейке, а не потного, полуголого, с мотыгой в руке. Это уже клевета. Оскорбление. И ладно бы меня одного. Народа. Знаешь, чем это пахнет?

Красиво ведь не то, что бывает на самом деле, не то, что мы видим каждый день, а то, чего не бывает, но хорошо бы, чтобы было. Впрочем, эстетика социалистического реализма вся была построена по этому нехитрому принципу.

А вот несколько лет назад я обнаружил в Интернете другой фоторепортаж. Из соседней с Узбекистаном страны, из Туркмении. Там никакой клеветы не было даже близко. Там, напротив, было все правдиво до рези в глазах. Там били фонтаны, на фоне которых улыбались девушки в цветастых платьях и с книжками в руках. Там возносились к небу золотые статуи Великого и Мудрого Туркменбаши. Там празднично лоснились упитанные, как будто бы надутые соломинкой, но еще не успевшие лопнуть, дети.

Скажу честно: для меня рассматривание этих картинок – чистое детское счастье. Как знакомая детсадовская мелодия. Как ностальгический капустно-кошачий дух из подворотни. Как случайно обнаруженные на дачном чердаке подшивки "Огонька" за пятьдесят второй год. Ну, конечно же, не одно к одному – все-таки эти картинки выполнены с сильно выраженным восточным акцентом. Но насколько могут они рифмоваться с радостными, простодушными ощущениями пятидесятилетней давности, настолько и рифмуются. Какая красочность! Какая нежность! Какой, наконец, восторг!

Западных людей остается только пожалеть. У них этого опыта нет. Они до сих пор не могут понять нашего детского энтузиазма по поводу журнала "Корея", который мы в свое время зачитывали, залистывали и засматривали до дыр.

Им не понять, что есть еще на свете места, где любви к всеобщему отцу не только не стыдятся, но культивируют ее с первозданной страстью. Им не понять, что когда любимый руководитель нации беспрерывно поглаживает, поцеловывает, пощупывает да пощипывает маленьких детей обоего пола – это никакая не педофилия, а лишь отеческая забота о будущем народа. Им не понять нашего сложного чувства, с каким мы взираем на эти - такие далекие и такие близкие - образы. А сложность этого чувства заключается в том, что мы с одной стороны вспоминаем о своем прошлом (а воспоминания эти неизбежно ностальгичны), с другой – вынужденно гордимся тем, что есть где-то что-то, что еще похуже нас.

Подобного рода смятенную гордость испытывали мы в конце 60-х годов, читая о культурной революции в Китае. "Надо же, - говорили мы, - бывает, оказывается, кое-что и похуже. Мы все-таки не самые ужасные".

Вот такую же примерно горькую, стыдную, жалкую, двусмысленную гордость испытываю я, читая новости о "клевете и оскорблении узбекского народа" и думая о том, что у нас хоть и похоже, но все-таки еще не так. Пока - не так.

10006937-leva_rubinshtein1.JPG



ЕЩЕ НА ЭТУ ТЕМУ:




КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ:

У нас нет морального права проводить акции в зашиту этой женщины и осуждать проблемы права в зтой стране,...
владимир


А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Current day month ye@r *



версия для печати...

Читать Лев Рубинштейн через RSS

Читать Колонка через RSS

Читать Общество через RSS

Источник: Грани.ру, 09.02.2010,
опубликовано у нас 10 Февраля 2010 года
ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ:

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — Lobov.pro
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Рейтинг@Mail.ru