Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.07.2008 | Колонка / Общество

Песня о Родине

или География вопроса

Чего-то вдруг вспомнил.

Это было в начале 80-х годов прошедшего столетия. Я шел по дачному поселку от станции, нагруженный огромным рюкзаком с продуктами. Была пятница, вечер. По бокам улицы тянулись две поросшие лопухом и крапивой сточные канавы. Время от времени растительность начинала шевелиться и из-под нее ненадолго выныривала голова того или иного обитателя здешних мест, обретшего там заслуженный покой после напряженнейшей трудовой недели.

В какой-то момент из-под придорожных лопухов на манер Лохнесского чудища во весь рост поднялась колеблемая слабым ветерком фигура. Повертев головой окрест себя,

фигура остановила свой взор на моей скромной персоне и сказала почти что сердечно: "Здорово, мудила!" Ответа на свое самобытное приветствие мужик дожидаться не стал, а вместо этого счел необходимым осведомиться: "Где, блядь, твоя родина?"

Ну, типа where are you from, только чуть более жестко.

Ответа на свой вопрос он опять же не дождался, ибо тут же снова погрузился в пучину бурной, хотя и не слишком разнообразной подмосковной флоры.

Да и что я мог ему ответить? На приветствие его ничего кроме как "сам мудила" я в предложенных обстоятельствах придумать бы просто не успел. А это, согласитесь, не было бы непревзойденным образцом искрометного остроумия. А на столь неожиданный в данном пространственно-временном контексте вопрос тоже ответить было бы особенно нечего, разве что подобрать самую нехитрую рифму к слову "где" или, в лучшем случае, - "да уж не в канаве с пыльными лопухами".

Хотя – кто знает?

Об истории вопроса говорить уже совсем неинтересно: она - для меня по крайней мере - давно ясна. А вот

география вопроса все еще любопытна, потому что вопрос "где она, эта самая родина" не вполне решен.

Я вообще-то это слово употребляю крайне редко. Имея печальный опыт насильственного советского патриотизма, я привык понимать слово "Родина" скорее в контексте одноименной песни композитора Серафима Туликова на слова не помню, чьи, да и какая разница.

Есть вполне вроде бы нейтральное слово "страна". Но и по этому поводу горят болезненные страсти. Ибо наши хронические патриоты, постоянно возбужденные и постоянно одержимые характерной мнительностью, придумали такой особый тест на лояльность. При начале всякого разговора на общественные, политические или культурные темы они любят спрашивать пароль: "Ну-ка быстро отвечай: "НАША страна" или "ЭТА страна"? Горе тому, кто ошибется. То есть это они так думают. Я же думаю так, что страна безусловно "наша", по крайней мере "моя", потому что она действительно моя, что подтверждено и биографически, и документально. И она, разумеется, "эта", уже хотя бы потому, что она именно эта, а не какая-нибудь другая. Никто не лишит меня права употреблять оба обозначения не в угоду той или иной абсурдной конъюнктуре, а в соответствии с той или иной стилистической задачей.

Родина, как известно, бывает большая и малая. И они находятся друг с другом в странных, не вполне проясненных отношениях.

Помните, какой нервический смех аудитории вызывала двусмысленная фраза из позднесоветского кинофильма "Гараж" про продажу родины? Реакция там возникала из-за мгновенного переключения регистра с высокого на низкое. Под высоким, разумеется, подразумевалось понятие Родины как величавого, строгого, но справедливого государства, а от словосочетания "продать Родину", применяемого обычно к диссидентам или просто съехавшим куда-нибудь на пээмже, веяло отчетливым ледяным ветерком.

Каламбур строился на том, что речь-то, оказывается, шла всего лишь о малой родине, в факте продажи которой, причем продажи в буквальном, товарно-денежном смысле, нет ничего особо предосудительного. Что такое "малая родина"? А это всего лишь то, с чего, в соответствии с известной песней, начинается "большая". В общем, так, ерунда - картинка в твоем букваре, тощенький ручеек, с которого начинается великая река.

Большую Родину было предписано любить в ущерб родине малой, потому что, как пелось в другой песне, "мой адрес не дом и не улица", а сразу весь Советский Союз. Но какое, хотя бы даже и самое щедрое сердце способно вместить в себя такую огромную страну с ее лесами, морями, полями, заводами, фабриками, силосными башнями, всесоюзными здравницами, мясокомбинатами, горкомами партии, речными излучинами и комсомольскими стройками, гидроэлектростанциями и районными вытрезвителями, погранзаставами и индустриальными гигантами, кладбищами и театрами, городами-героями и пивными ларьками, горными вершинами и исправительными колониями, заливными лугами и приемными пунктами стеклотары, дворцами культуры и оленьими стадами!

Самое механистическое понимание родины – это понимание ее в рамках государственных границ.

То есть родина – это то пространство, где все милиционеры одеты одинаково. Для многих так и есть. Но различие между родиной и государством примерно такое же, как между буквой и звуком. Буква формальна и одинакова для всех. Звук - живой. И каждый произносит его не совсем так же, как другой, да и сам произносит его не всякий раз одинаково.

Можно сказать, что родина – это то место, где ты ощущаешь себя своим. Или так: это место, куда тебе непременно хочется вернуться, где бы ты ни был. И эти места для всех разные. Для кого-то отечество – это огромная страна, для кого-то - родительский дом, для кого-то – так называемая историческая родина, то есть те места, где жили их далекие или близкие предки, для кого-то – целый мир. А вот для одного невыездного российского подданного целый мир был чужбиной, а отечеством ему было лишь Царское Село. Кто прав? Все правы.

Существует распространенное мнение, что родина там, где тебе хорошо. И это так. Но и не так.

Родина там, где нам и лучше всего, и хуже всего. Там, где нас любят и передают заветные записочки, но и там, где нам ставят двойки, а нас – в угол. Все это родина. Родина - это то, от чего невозможно отделаться, даже если очень хочется. Откуда невозможно удрать, куда бы ты ни удрал.

Она, конечно же, и там, на той дороге, вдоль которой тянутся заросшие сорняками канавы, откуда время от времени вылезает пьяное чудовище, чтобы ласково назвать тебя мудилой и огорошить тебя внезапным сакраментальным вопросом, ответ на который ты ищешь и не можешь найти.



Источник: "Грани.Ру", 10.07.2008,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.