Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

26.07.2005 | Просто так

Тридцать семь ответов

Что хотелось бы забыть, но не получается

1. День моего четырехлетия, когда я больно укусил одного из своих гостей, соседского Борю Никитина. За что - не помню. Скорее всего, ни за что. А он, между прочим, подарил мне пистолет и набор пистонов.

2. Девять часов вечера, когда мама "безо всяких разговоров" укладывала меня спать. А они-то все там, за стеной, пили чай с тортом, смеялись. Разумеется, надо мной.

3. Кто-то ужасный, кто прошел однажды прямо за окном - не человек, не коза, не собака. Прошел, шурша мерзлыми сухими ветками, и исчез куда-то. Заснешь тут, пожалуй.

4. "Детский мир", куда мы поехали с мамой, чтобы, наконец-то купить мне матросский костюм. Куда там! Вместо этого почему-то был куплен пестрый колючий свитер. Как я плакал всю обратную дорогу. Как я ненавидел этот свитер, этот магазин, эту маму.

5. Облеванный мною халат врача, который залез мне в глотку деревянной палочкой.

6. Спичечный коробок с кусочком кала на анализ, непостижимым образом потерянный по дороге в поликлинику.

7. Операция на гланды.

8. Рыбий жир.

9. Молочный суп.

10. Боязнь заснуть и не проснуться.

11. Как я дразнил бабушку за то, что она читает перед сном одну и ту же книжку, причем справа налево и при этом бормочет себе под нос что-то не по-русски. Это было ужасно смешно.

12. Как соседская дворняжка Булька стащила с меня трусы на глазах Тани Синотовой.

13. Как я выпил полстакана постного масла (думал, что квас), и что было потом.

14. Как по дороге с новогодней елки я съел весь подарок, и что было потом.

15. Как мама обещала, что мы поедем в воскресенье на ВДНХ гулять и есть мороженое, но что-то случилось и мы не поехали.

16. Деревянный конь Сивка, который у Сашки был, а у меня - нет.

17. Бежевый плащ Елены Илларионовны, заляпанный чернилами, которыми я случайно пульнул из водяного пистолета. Уж так вышло.

18. Витька Леонов из соседнего двора, который обозвал меня жидом, на что я ему сказал, что сам он жид.

19. Учительница Марья Васильевна, которая не разрешила мне выйти из класса, и я описался.

20. Завуч Юлия Михайловна, дернувшая меня за ухо так, что пошла кровь.

21. Историк Иван Тихонович, говоривший "лабровраденческое государство" и называвший меня почему-то Гуревичем.

22. Англичанка Анна Павловна по прозвищу "Половник", которой я однажды зачем-то подставил подножку, и она упала. До сих пор не понимаю, как это получилось.

23. Субботник, воскресник, сбор металлолома, сдача норм ГТО.

24. Прием в пионеры, прием в комсомольцы, прием у зубного.

25. Вообще школа.

26. Первые литературные опыты.

27. Вторые литературные опыты.

28. Ленин, из-за которого я навсегда рассорился с одной девушкой. Она говорила, что что-то же должно у человека быть святое.

29. Повышенные социалистические обязательства.

30. Песня "Мой адрес Советский Союз"

31. Песня "Каким он парнем был".

32. Песня "И Ленин такой молодой"

33. Некоторые другие песни.

34. Памятник Дзержинскому, у которого я однажды назначил свидание, забыв, что подойти к нему невозможно. Свидание, понятное дело, не состоялась.

35. Пять часов в очереди за водкой в конце декабря 1988 года. Водка нужна на поминки: мама умерла.

36. Пять часов вечера четвертого апреля тысяча девятьсот девяносто шестого года. В чем там было дело, не скажу.

37. Многое другое.



Источник: Esquire, №2, май-июнь 2005,








Рекомендованные материалы



Нервный продукт

Есть несколько таких продуктов, которые одна моя знакомая называет «нервными». Она так и говорит: «Чуть что, из магазинов исчезают нервные продукты — соль, подсолнечное масло, сахар, макароны, стиральный порошок, мыло, почему-то еще и сыр…» И гречка! Конечно же, гречка!


Утопим весело умы

Кто только не вспоминает теперь о старинной европейской чуме, вдохновившей Пушкина в дни пленившего его холерного карантина, в дни его принудительной «самоизоляции» на одну из его Маленьких трагедий. Кто только не цитирует, взбадривая друг друга и самих себя перед лицом чего-то непонятного, странного, в полном соответствии с умственно-эмоциональными нравами постмодернистской эпохи опасного и веселого одновременно: