Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

31.12.2007 | Балет / Интервью

Подарок для всех

Без музыки "Щелкунчика" нет ни Нового года, ни праздника, без нее вообще невозможно жить

В преддверии новогодних праздников самым популярным балетом во многих странах мира становится «Щелкунчик». В знаменитом спектакле Большого театра партии Маши и Щелкунчика всегда исполняли лучшие артисты, такие как Екатерина Максимова и Владимир Васильев, Людмила Семеняка и Михаил Лавровский, Надежда Павлова и Вячеслав Гордеев. Балерина Большого театра Елена Андриенко, сегодняшняя главная героиня "Щелкунчика", дала интервью  Ярославу Седову.

- Для зрителей новогодний «Щелкунчик» - праздник, а для вас? Ежедневные репетиции и почти двухмесячные выступления - не ощущается ли эта работа как суровые будни?

- «Щелкунчик» не может стать будничным. Одна только музыка чего стоит! Она же не просто гениальна, она входит во все наше существо. Без нее нет ни Нового года, ни праздника, без нее вообще невозможно жить, как без Моцарта. Не так много великой музыки, которую бы знали абсолютно все, даже те, кто далек от искусства.

- Ну да, особенно когда эту музыку используют в рекламных роликах и как звонок для мобильных телефонов. Как после этого выходить на сцену и отвечать за то, чтобы настоящий «Щелкунчик» не проиграл всевозможным спекуляциям на нем?

- Я танцевала много версий «Щелкунчика» в разных театрах; у нас в Большом - одна из лучших. Не зря она держится в репертуаре уже больше 40 лет, с тех пор как ее поставили Юрий Григорович и художник Симон Вирсаладзе. Есть много постановок «Щелкунчика», где немалые деньги вложены в феерическое оформление. Наш спектакль довольно строгий, но в нем гораздо более впечатляющая красота. Она захватывает, берет за душу. Здесь все действие выстроено так, что когда распахиваются стены и открывается эта белоснежная елка, оживают игрушки, начинают танцевать снежинки, свечи - от этого сердце замирает. Не только у зрителей, у артистов тоже, когда они готовятся к выходу. В этом спектакле героиня проживает целую жизнь, взрослеет. Наш «Щелкунчик» - для всех: и для детей, и для взрослых, и для ценителей балета, и для самых неискушенных. Тут каждый может найти для себя подарок - как под самой волшебной елкой.

- Что в истории героини этого спектакля близко вашему характеру?

- В партии Маши очень трудная, совсем не детская хореография. И серьезная роль со множеством тонких нюансов, которые осваиваешь всю жизнь. Я собираю их по крупицам: начинала готовить Машу с Татьяной Голиковой, потом репетировала с Мариной Семеновой, советовалась с первой исполнительницей Екатериной Максимовой, с Раисой Стручковой, Ниной Сорокиной, сейчас работаю с Людмилой Семенякой. Перечисляю всех, так как педагог для балерины - более половины успеха, в ежедневной работе с ним как раз и находишь то, что тебе в роли близко. Бывает, роль, за которую поначалу и не думала браться, удается лучше многих, которые все считают твоими, и на этой работе вырастаешь, открываешь в себе что-то новое. Так у меня было, например, с Катариной в «Укрощении строптивой»: спектакль мне очень понравился, но я себя Катариной не ощущала. И когда пришлось экстренно подготовить эту роль, не думала, что она получится удачно и станет одной из любимых.

В истории Маши в «Щелкунчике» мне близко ощущение света и надежды. Я оптимист, не могу долго находиться в депрессии. Думаю, человек многое может преодолеть, сам от себя этого не ожидая. Балет - профессия, где никогда не бывает все гладко. Надо уметь находить силы справляться с трудностями, не терять позитивных настроений, окружать себя хорошими людьми, делиться душевным теплом. Чем больше отдашь, тем больше тебе вернется.

- Но ведь мечта Маши рассеялась, принц и свадьба оказались сном, героиня возвращается к уродливой кукле.

- Я не трактую финал как трагедию. Да, мечта рассеялась, но ведь наши фантазии и переживания, которыми мы живем, - это тоже реальность. Просто еще не настало время, чтобы мечта Маши осуществилась в жизни. Для моей героини сон не прошел впустую, это был путь осознания себя, своих устремлений, душевных состояний, путь проявления личности. И окончание сна - не конец, а только начало жизни этой девочки. Финал в нашем «Щелкунчике» неоднозначный, можно воспринимать его по-разному, этим спектакль и захватывает. Но при всех трактовках тут есть то самое ощущение катарсиса, преображения и наполненности лучшими чувствами, которые зритель уносит с собой. Мне кажется, это - главное, что способен дать публике театр. Именно это всегда отличало спектакли Большого.

- Вы всегда исполняли хореографию разных направлений, от классики до модерна и гротеска. Какие стили вам ближе?

- Мне интересно все, технические задачи меня не пугают. Но среди современной хореографии, к сожалению, много обезличенной. Поставлены какие-то движения, люди выходят и просто их исполняют. Им не предложено ни характеров, ни эмоциональных состояний. Но такое лучше смотреть в гимнастике - там люди проделывают трюки на пределе физических возможностей, танцовщикам не угнаться. А балет - это выражение жизненных эмоций, переживаний, характеров. Балет Большого всегда славился великими танцовщиками-актерами, умевшими зажечь зал своим темпераментом, энергетикой, передать зрителям что-то важное для их жизни. Поэтому таких артистов и любили, не уставали смотреть в одних и тех же ролях, которые каждый раз выглядели живо. Этого я сейчас и стараюсь добиваться в работе с моим нынешним педагогом Людмилой Семенякой. Она великолепная балерина, внимательно следит и за техникой, и за стилем. Но самое главное - она умеет найти такие точные актерские подходы к образу, которые сразу помогают ощутить роль в целом.

И еще все наши мастера, особенно Марина Семенова, всегда подчеркивали: главное - танцевальность. Вроде бы это и так очевидно, балет - искусство танца. Но часто смотришь: движения делают, трюки тоже, а танец-то где?

- Марина Семенова уже не бывает в театре, а вы продолжаете с ней советоваться?

- Марина Тимофеевна не просто легендарная балерина, это великая женщина, я бы сказала, женщина-планета. Она потрясающий педагог и в балете, и в жизни. Марина Семенова давала сложный класс: воспитывала выносливость, создавала нам запас сил, учила приемам, помогавшим всегда держаться на сцене уверенно. Она нас всех наставляла житейскими советами, умела ввести в рабочее творческое состояние, формировала личность. У нее такая колоссальная энергетика и такой проницательный ум, что она могла охватить все. Конечно, мы ее любим, ценим, звоним, поздравляем, навещаем, когда это возможно. Она очень гостеприимна, всегда угостит, обо всем расспросит. У нее потрясающе искрометные шутки. Девиз Семеновой - всегда быть в форме: что бы ни случилось, жизнь идет и ты не должен отставать. Однажды мы шли после репетиции, и она спрашивает меня, усталую: «Ты что там еле плетешься? Мне вон сколько лет, а тебе?» Я, не подумав, сказала: «Ой, Марина Тимофеевна, вы - это вы, а мы не доживем». А она в ответ: «Ты с ума сошла? Еще как доживете - я вас всех этим заразила!»



Источник: "Газета" №243, 26.12.2007,








Рекомендованные материалы



Моисей бьет чечетку

Историю выхода евреев из египетского рабства Нина Пэйли рисует все в том же насмешливо-непочтительном ярком дизайне, в каком рисовала «Ситу». И также Моисей, евреи, фараон, египтяне, первосвященники, а также овцы, ослы и прочая живность, бьют чечетку и поют хиты от Армстронга (как же в этом сюжете без Let my people go?) до Леннона, Led Zeppelin, и даже Далиды с ее Paroles, paroles.


Я тащусь от морфинга

Настоящий российский анимационный дебют у Макса случился весной этого года на Суздальском фестивале, куда он приехал уже с дипломным фильмом «Красный гараж», снятым в Пудриере. Тут уже была более разработанная и остроумная история про парнишку, мечтавшего пойти на гаражный концерт, но боящегося злобного хулигана, поджидавшего во дворе. О том, как очкарик, изнемогающий от желания все-таки попасть на концерт, доводит себя до белого каления и выскакивает навстречу драчуну.