ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 22 ЯНВАРЯ 2017 года

Поиск


Что у нас нашлось по вашему запросу (показаны с 1 по 20, вперед)

1. Автобиографии, которые вам больше скажут о вас, чем об авторах

«История одного немца» — это попытка с одной стороны объяснить, почему с Германией произошло то, что произошло, а с другой — честный и болезненный рассказ о той трагической дуэли с властью, на которую оказался обречен самый обычный, негероический человек, желающий защитить от ее вмешательства жалкий пятачок своей частной жизни.
/ Книга недели / 20 Января 2017

2. Шишкин, Афлатуни и израильский Довлатов

Тексты, вошедшие в книгу, это стопроцентный, узнаваемый Шишкин, со всеми непременными его свойствами. Главное из них, пожалуй, состоит в том, что его тексты постоянно тянет почитать вслух. Их всегда хочется цитировать или на худой конец просто проговаривать про себя, обкатывая каждое слово на языке.
Галина Юзефович / Книга недели / 23 Декабря 2016

3. Есть ли жизнь после Non/fiction?

Борьба темных и светлых джиннов, крупнобюджетные катастрофы (чего стоит одно только явление вселенского зла в виде джинна Зумурруда верхом на летающей урне) и эффектная победа сил добра в финале — у любого другого автора этот сюжет превратился бы в основу для крепкого комикса (для разнообразия с элементами ориентальной экзотики). Однако для Салмана Рушди он становится всего лишь оболочкой — эдакой рамкой наподобие истории про умницу Шахерезаду и жестокого султана Шахрияра, внутри которой пульсируют, бьются, переливаются одна в другую десятки и сотни других историй.
Галина Юзефович / Книга недели / 16 Декабря 2016

4. Преодолеть пространство боли

Вроде бы, описание романа как «тяжелого» и «душераздирающего» вполне оправдывает себя, однако если бы этим ценность «Маленькой жизни» исчерпывалась, вопросы неизбежно возникли бы к его «потрясающести». Делать читателю больно — умение, спору нет, важное, но все же не самодостаточное — больно должно быть зачем-то или на худой конец почему-то.
Галина Юзефович / Книга недели / 25 Ноября 2016

5. Колдун, провидец и заклинатель реальности

«Лампа Мафусаила» — это не прежний Пелевин времен «Чапаева и Пустоты», но и определенно не Пелевин эпохи трескучих «Цукербринов» и идеально полого, безжизненного «Смотрителя». Нынешний роман — очень странное чтение, одновременно похожее на всенародно любимый бренд «пелевин» и в то же время иное: со сложной архитектурой, с внутренними рифмами и с неожиданной для этого автора обаятельной самоиронией.
Галина Юзефович / Книга недели / 28 Октября 2016

6. Наименее американский

Масштабная, привольно раскинувшаяся во времени и пространстве история, диковинным образом переплетающая романы Диккенса с гомеровской «Одиссеей» и триллерами Фредерика Форсайта, «Безгрешность» — идеальный литературный блокбастер для отечественного рынка, традиционно ценящего размах.
Галина Юзефович / Книга недели / 21 Октября 2016

7. Три биографии

Cчитать эссеистику Гениса поверхностной может только тот, кому лень всматриваться в глубину. За обманчиво легким слогом (страшно, кстати, подумать, какого труда и таланта требует эта самая легкость) Генис прячет феноменальную способность фиксировать мельчайшие — но важнейшие — детали и фантастический аналитический аппарат, способный синтезировать из этих деталей картину живую, объемную и имеющую, помимо прочих достоинств, свойство объяснять и интерпретировать реальность куда точнее и тоньше, чем иные «серьезные» труды.
Галина Юзефович / Книга недели / 30 Сентября 2016

8. О трех романах американских классиков

В основе полуавтобиографических «Мальчиков для девочек, девочек для мальчиков» лежит классический, неоднократно отыгранный в литературе сюжетный архетип «писатель и дура» Герой и альтер-эго Сарояна, нервный 40-летний писатель в творческом кризисе, женат на юной и прелестной дурочке — 23-летней Дейзи.
Галина Юзефович / Книга недели / 16 Сентября 2016

9. Книга о человеке и времени

Завораживающей ритмичностью достоинства «Авиатора», безусловно, не исчерпываются. В первую очередь это, конечно, очень умный, в высшей степени интеллектуальный текст — чтобы не употреблять затертого выражения «роман идей». Отталкиваясь от ключевых образов Робинзона на необитаемом острове и евангельского Лазаря, возвращающегося из царства мертвых, Водолазкин выстраивает свою книгу вокруг важнейших нравственных универсалий ХХ века.
Галина Юзефович / Книга недели / 9 Апреля 2016

10. Три книги о шпионах

Книга Тима Милна, офицера и джентельмена, — это не запоздалая попытка нажиться на сенсации полувековой давности, но искренние, немного сентиментальные и необыкновенно обаятельные воспоминания о сорока годах настоящей мужской дружбы, закончившейся самым оскорбительным способом.
Галина Юзефович / Книга недели / 1 Апреля 2016

11. Читать и перечитывать

Первые сто страниц вы скорее всего даже не поймете, что между отдельными сюжетами существует связь, однако где-то с пятой новеллы созданная Кузнецовым планета начнет закругляться у вас под каблуком. Если вам удалось благополучно добраться до этой точки, то дальше — все, вы обречены: вырваться за пределы огромной искусно сработанной диорамы, где даже самый натренированный взгляд не различит границы между трехмерной авансценой и нарисованным, уходящим в бесконечность задником, вам будет нелегко.
Галина Юзефович / Книга недели / 25 Марта 2016

12. Очень странный «Букер»

Японский инженер, ответственный за строительство дороги, предсказуемым образом оказывается невротиком, садистом и наркоманом; высокомерный негодяй-полковник, презирающий «невежественных австралийцев», говорит с аристократически-манерным английским акцентом; а возлюбленная главного героя, конечно же, — пышногрудая блондинка с родинкой на верхней губе. Стереотипы множатся и отражаются друг в друге, создавая внутри романа эффект идеально обтекаемого, бесцветного и безвоздушного пространства без углов.
Галина Юзефович / Книга недели / 5 Марта 2016

13. Садистский дискомфорт 1930-х

В 1932 году Памела Трэверс отправилась в Советскую Россию из чистого любопытства, и не по официальному приглашению, а по путевке Интуриста. В отличие от ее куда более именитых (и предвзятых) коллег, она слабо себе представляла, куда едет, и, возможно, именно поэтому написанная Трэверс книга сегодня оставляет впечатление более ясное и живое, чем принужденные, изобилующие недомолвками и самогипнозом воспоминания Роллана или Шоу.
Галина Юзефович / Книга недели / 26 Февраля 2016

14. Кулебяка как коллективная память

Как известно, именно печенье «мадлен» стало для Марселя Пруста материальным воплощением счастливых воспоминаний детства. Для Анны фон Бремзен, родившейся в Москве и уехавшей из СССР в Филадельфию в возрасте 11 лет в 1974 году, ту же функцию выполняли советские сосиски, зеленый горошек из банки, шоколад «Аленка», столовские котлеты по шесть копеек…
Галина Юзефович / Книга недели / 12 Февраля 2016

15. Герой на авансцене

Дерсу Узала — знаменитый таежный охотник из книг путешественника Владимира Арсеньева — обладает всеми качествами, необходимыми образцовому объекту изучения. Имя его давно отделилось от своего носителя и зажило собственной нарицательной жизнью как символа идеального единения с природой с одной стороны, и главного бренда Приморья — с другой. Но это на поверхности, а если копнуть чуть глубже, то в образе Дерсу Узала перекрещивается куда больше силовых линий — от литературных до этнографических и от философских до зоологических.
Галина Юзефович / Книга недели / 25 Декабря 2015

16. «Частная жизнь» как роскошь

Потребность хотя бы в призрачном, эфемерном способе отгородить собственный пятачок внутри огромного коллективистского пространства — едва ли не главная потребность русского человека. Отсюда бесконечно ветвящаяся инфраструктура заборов, КПП, вечно закрытых (или в лучшем случае полузакрытых) дверей, да еще и с непременным охранником сбоку.
Галина Юзефович / Книга недели / 18 Декабря 2015

17. В фокусе внимания — цвет

Практически неизвестный в античности и раннем Средневековье (тогда бал правили черный, красный и белый, затмевая все прочие цвета настолько, что ученые до сих пор спорят, умел ли в те времена человеческий глаз их вообще различать), к XII веку именно синий становится цветом по преимуществу. В нем щеголяют богоматери на полотнах живописцев, он проникает в гербы аристократов и вообще начинает восприниматься как цвет, наиболее полно воплощающий идею божественной гармонии.
Галина Юзефович / Книга недели / 4 Декабря 2015

18. Писатель и время

Интеллектуал, уходящий от ужасов бытия в башню из слоновой кости, ищущий убежища в своем богатом внутреннем мире, сам не заметит, как из стороннего наблюдателя превратится в пособника творящихся вокруг беззаконий.
Галина Юзефович / Книга недели / 13 Ноября 2015

19. Спасая от забвения

Как, как может она так спокойно описывать гибель тысяч людей от тифа в Соловецком лесу или те страшные мучения, которым подвергались родившиеся в лагере младенцы в так называемых «детских зонах»? Ну, конечно же, она американка, у нее — в отличие от нашего Солженицына — там не болит, это не ее горе, не ее история…
Галина Юзефович / Книга недели / 6 Ноября 2015

20. Все правильно

Медленно и постепенно, без резких движений, Улицкая дотачивает, дорабатывает в своих текстах некую нашу важнейшую культурную универсалию — формирует общий знаменатель, на который при желании может себя поделить более или менее любой житель нашей страны.
Галина Юзефович / Книга недели / 30 Октября 2015


показаны с 1 по 20, вперед

ПОИСК ПО АРХИВУ:


ЗА ПЕРИОД:
c по


ТЕМА:

Январь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — AZ-webstudio
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru