ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 20 ЯНВАРЯ 2017 года

Книги

Власти больше нет

О книгах про феномены современного общества

Текст: Галина Юзефович

Мойзес Наим. Конец власти. М.: АСТ, Corpus, 2016. Перевод с английского Н. Мезина, Ю. Полещук, А. Сагана

Мойзес Наим — влиятельный политический эксперт, бывший главный редактор журнала Foreign Policy, а до этого бывший министр экономического развития в последнем демократическом правительстве Венесуэлы — не понаслышке знает, о чем говорит, сообщая нам новость, может, не самую свежую, но определенно не самую очевидную. Да, власть нынче не та, что раньше. Времена, когда монарх мог одним движением мизинца привести в движение огромную армию, прошли. Хуже того, даже президент крупной корпорации сегодня обладает куда меньшей властью, чем тридцать лет назад, уж не говоря о приходском священнике или газетном обозревателе. Получить власть сегодня так же сложно, как и прежде (конкуренция заметно возросла), а удерживать и, главное, реализовывать ее — сложнее радикально.

Наим не из тех, кто склонен считать такое положение дел следствием развития коммуникаций и вообще глобального проникновения цифровых технологий в нашу жизнь. Подобный взгляд имеет под собой основания, однако, как считает Наим, другие факторы воздействуют куда сильнее и эффективнее. Неслучайно даже во время «арабской весны», которая, по мнению большинства аналитиков, зародилась в фейсбуке и твиттере и служит хрестоматийным примером «взрыва из Сети», более 75% трафика в соответствующих группах генерировалось зарубежными посетителями, а вовсе не потенциальными участниками событий. Главные же факторы, по Наиму, — это «революция множества» (всего — товаров, вариантов выбора, знакомств, да чего угодно — за последние годы стало в нашей жизни радикально больше); «революция мобильности» (люди, предметы и идеи стали перемещаться по миру с невероятной свободой и скоростью) и, наконец, «революция ментальности» (мы больше не видим особой ценности в коллективе и ставим персональное заметно выше общественного). Накладываясь друг на друга и причудливым образом переплетаясь, эти три тренда приводят к тому, что даже самые могущественные люди и организации в мире все чаще чувствуют себя связанными по рукам и ногам.

Как у всякой по-настоящему глобальной тенденции, у нынешнего упадка власти есть и плюсы, и минусы. С одной стороны, то, что власть как таковая становится все менее консолидированной и все более ограниченной, в перспективе может привести к уменьшению социального расслоения, к более справедливому и демократичному распределению благ. С другой, упадок власти чреват хаосом, анархией, неспособностью человечества договориться о совместном решении самых важных проблем (к примеру, экологических) — и в конечном итоге описанной Гоббсом в его «Левиафане» войной всех против всех. В своей книге Мойзес Наим довольно обстоятельно разбирается с тем, почему власть пришла в состояние упадка, в чем это проявляется сегодня и, наконец, какую поведенческую стратегию человечеству надлежит избрать для того, чтобы воспользоваться всеми доступными в этой связи бонусами и избежать всех возможных проблем.

На уровне базовой концепции «Конец власти» выглядит крайне убедительным и, в общем, не вызывает больших сомнений. Однако на уровне конкретного исполнения, что называется, возникают вопросы. Как знает каждый читатель «Фрикономики» или, допустим, «Гениев и аутсайдеров», любой хороший нон-фикшн держится на двух китах — стройной концепции и увлекательных вставных сюжетах. И вот вторая составляющая у Наима катастрофически проседает. Как сказала бы кэрролловская Алиса, книге очевидно не хватает картинок и разговоров — Наим то ли не может, то ли (что вероятнее) не стремится подкреплять свои выкладки хорошими, крепкими, полнокровными историями. В результате большая часть пятисот страниц «Конца власти» выглядит монотонным и избыточным повтором одного и того же теоретического материала (важного и бесспорного) разными словами, без единого живого примера. Впрочем, у российского читателя, пожалуй, тут есть некоторое стратегическое преимущество перед общемировым. Если второй вынужден изыскивать иллюстрации, подтверждающие концепцию Наима, самостоятельно, то мы можем просто взять и прочитать «Конец власти» как теоретическое введение к книге Михаила Зыгаря «Вся кремлевская рать» — лучшему, пожалуй, тексту о тщетности попыток выстроить властную вертикаль в отдельно взятой стране. Поверьте, все сойдется даже в деталях.

Ален де Боттон. Новости: Инструкция для пользователя. М.: ЭКСМО, 2016. Перевод с английского В. Вебера

Англичанин Ален де Боттон, конечно, не самый глубокий мыслитель наших дней, но точно самый прозрачный по манере выражения и определенно один из самых актуальных. Его удивительная способность развернуть всю свою прокачанную философскую эрудицию таким образом, чтобы сказать что-то необычайно точное и важное про «здесь и сейчас», не имеет равных в мире.

Если раньше де Боттон упражнялся преимущественно в интерпретации вещей интимных и, так сказать, внутренних — как, например, искусство наслаждаться путешествием или роль религии в жизни атеиста, то на сей раз он обращает свой взгляд на феномен общественный, а именно на новости. Исходный тезис автора — мы все рабы новостей, и в сегодняшнем мире, они, как и предсказывал Гегель, заменили религию — выглядит очевидным до банальности. Однако его конкретные импликации оказываются жгуче интересными. Де Боттон умело показывает, почему властный и неодолимый поток неотфильтрованных новостей, который сегодня мыслится как одно из величайших завоеваний свободной прессы, может оказаться хуже любой цензуры. Лишенные контекста, оторванные от предыстории фрагменты длинного и общественно значимого сюжета вчистую проигрывают коротким историям без продолжения в духе «домохозяйка убила и съела сожителя» — тем самым распыляя внимание читателя и делая акцент на вещах пугающих, но штучных, в ущерб вещам важным и всеобщим. Анализируя конкретные тексты с новостных сайтов BBC и «Дейли Мейл», Де Боттон объясняет, как новости планомерно формируют в нас страх, неуверенность, отчаянье, злость и надежду, вызывая при этом зависимость и становясь одновременно и источником болезни, и единственным средством от нее.

Не стоит думать, будто де Боттон стремится найти и изобличить виновных или отметиться на славном поприще бичевания общественных пороков. Едва ли он вообще мыслит такими категориями — его манера куда больше похожа на спокойный и ясный стиль врача-нарколога, рассказывающего, скажем, о вреде героина. Никаких патетических выкриков, заламывания рук, обвинений или проклятий — просто фармакодинамика, химия мозга, артериальное давление, дофамин, серотонин, вот это все. И именно такой способ говорения удивительным образом включает в голове читателя все те мыслительные механизмы, которые зачастую не удается включить текстам куда более алармистским; он заставляет увидеть в привычных и обманчиво невинных повседневных практиках зародыш безумия и опасности. И хотя предложенные Де Боттоном методы дискурсивного, как сказал бы покойный Умберто Эко, сопротивления новостному террору выглядят прекраснодушными и наивными — посильное воздержание, семантический анализ входящего потока и контроль собственных эмоций для читателя, смена редакционной политики на более аналитичную и концептуальную для журналистов, изменение бизнес-модели для медиа-менеджеров, — осознание проблемы в данном случае очень своевременно. Химические соединения давно не штырят так, как социальные феномены — в том числе новости, и Де Боттон говорит об этом исключительно мило, понятно и по-человечески, но при этом с опорой на многовековую философскую традицию.

Словом, отличное, утешительное чтение для городского невротика — да и не только для него. Единственное, о чем нельзя не предупредить российского читателя, это о качестве перевода. Мысль де Боттона настолько прозрачна и четко прописана, что совсем изувечить ее не смог даже такой мастер литературного изуверства, как Виктор Вебер (известный своими категорически нечитаемыми переводами Стивена Кинга). Однако так легко, светло и понятно, как в оригинале, все равно не будет, нет. И к этому стоит подготовиться.

И еще три важные книги про феномены современного общества

Нейт Сильвер. Сигнал и шум. Почему одни прогнозы сбываются, а другие нет. СПб.: Азбука-Классика, 2015. Перевод П. Миронова

Современное общество одержимо предсказаниями будущего, и как результат постоянно испытывает фрустрацию из-за несбывшихся пророчеств. Нейт Сильвер, прославившийся в свое время невероятно точными прогнозами исхода президентских выборов в США, объясняет базовые принципы предсказания будущего и вообще приоткрывает для читателя всю запутанную и темную механику процесса. И хотя предлагаемые им результаты несколько разочаровывают (хороший прогноз, по мнению Сильвера, должен выглядеть примерно так: «Событие N произойдет во временной промежуток M с вероятностью около 64 процентов» — согласитесь, не совсем то, чего хотелось бы), но при этом изрядно отрезвляют.

Чарльз Уилан. Голая статистика. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2016. Перевод И. Веригина

Книга Чарльзя Уилана — своеобразная апология математики, от перегруженности которой так часто стонут сегодня студенты и школьники. Статистика становится для Уилана волшебным ключиком, одновременно открывающим множество дверей в реальном мире и в то же время объясняющим профанам смысл изучения математики. От глубин молекулярной генетики взмывая к пикам цифровых технологий (кто из читателей когда-нибудь задумывался, по какому принципу, скажем, формирует свои индивидуальные рекомендации сервис Netflix?), Уилан поет хвалебную песнь статистике — главной, по его мнению, науке сегодняшнего дня, а заодно развлекает читателя вставными сюжетами из собственной жизни. Словом, образцовый западный нон-фикшн в духе Гладуэлла, Лерера или Левита.

Даниэль Канеман. Думай медленно, решай быстро. М.: АСТ, 2014. Перевод Н. Парфеновой, А. Андреева, Ю. Деглиной

Свою Нобелевскую премию Даниэль Канеман получил по экономике, хотя вообще-то его главная специальность — это бихевиористская психология. Каждый день нам приходится постоянно что-то решать и выбирать, поэтому осознать собственно механизм принятия решений определенно не лишнее. Канеман показывает, как в голове одного человека уживаются две параллельные модели мышления (и, соответственно, принятия решений) — «медленная», сложная и направленная на осмысление больших массивов информации, и «быстрая» — мгновенная и почти автоматическая, но при этом маломощная и склонная к повторяющимся ошибкам. Об этом, а также о том, какое практическое приложение имеют эти два альтернативных метода в политике, бизнесе и повседневой жизни, Канеман пишет так ярко, захватывающе и остроумно, что позавидует иной автор детективов.







А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Current day month ye@r *



версия для печати...

Читать Галина Юзефович через RSS

Читать Книги через RSS

Источник: Meduza, 9 июля 2016,
опубликовано у нас 29 Июля 2016 года
ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ:

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — AZ-webstudio
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru