ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 21 ЯНВАРЯ 2017 года

Нешкольная история

Партизаны в Сталинградской области. Часть 3

по материалам Музея–заповедника «Сталинградская битва»

Публикация: Стенгазета

Автор: Филимонов Михаил. На момент написания работы ученик 9 класса МКОУ СШ №11 г. Палласовка, Волгоградская область. Научный руководитель Гончаров Александр Иванович. 3-я премия XVII Всероссийского конкурса исторических исследовательских работ «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. Уйти и не вернуться

Эту главу я полностью посвятил истории небольшого партизанского отряда, с которой я также познакомился в фондах Музея-заповедника «Сталинградская битва». В истории этой нет ярких событий, громких подвигов и выдающихся результатов. Но есть главное – трагичность. На мой взгляд, здесь очень ярко чувствуется атмосфера тех тревожных, горьких дней оккупации. На нескольких машинописных страницах доклада – и боль неудач, и стремление продолжить борьбу снова и снова.

В недолгой истории этого отряда заметны многие трудности становления партизанской борьбы, причём не только в нашей области. Неорганизованность в условиях отступления перед наседающим врагом, непроверенные кадры, отсутствие надёжной связи, чётких инструкций, наконец, откровенное предательство.

Но самое печальное – отсутствие массовой поддержки со стороны мирного населения не только из-за жёсткой оккупационной политики, но и из-за обид, мнимых и обоснованных, на Советскую власть. Партизанам приходилось выполнять свой долг в очень непростых условиях, порой оказываясь действительно чужими среди своих. И не всегда у их непростой работы был результат.

Нельзя сказать, что об отряде «Ураган» не упоминается вовсе. Вот как, например, говориться об этом в статье О. В. Никитиной «Боевые действия партизан на территории Сталинградской области в годы Великой Отечественной войны»: «Партизанский отряд Тормосинского района под руководством секретаря партии Н. С. Матвеева 29 августа 1942 года добрался до своего района. Он состоял из 21 бойца и был разделен на 5 групп.

После перехода линии фронта партизанский отряд был уничтожен, не успев совершить боевых действий»

.Информация эта взята из Справки заввоенотделом обкома от 21 мая 1943г. На официальном сайте Чернышковского муниципального района говорится о 22 бойцах, приводится название отряда – «Ураган», уточняется, что Матвеев был первым секретарём и что разгромлен отряд был в конце сентября . В работе Илясова приводится фрагмент из воспоминаний одного из членов отряда, Павла Дмитриевича Дмитриева. «В июле 1942 г. Тормосиновский район срочно эвакуировал женщин, детей, скот и технику. В это время поодиночке стали приглашать в райком партии и после короткой беседы говорили, ты зачисляешься в партизанский отряд «Ураган». Люди понимали, что их ожидает. Горстка людей должна остаться, что называется, в пасти фашистского зверя, но были горды тем, что в такой обстановке, в такое суровое время именно ему доверяют». По словам Дмитриева, он распределял продукты между отрядами в районе и не раз был на грани смерти. Своими глазами он наблюдал смерть своих товарищей в результате нападения немцев на отряд . Как же всё было на самом деле?

Итак, 31 октября 1942г. бывший командир партизанского отряда «Ураган» из Тормосиновского района (сегодня это Чернышковский район Волгоградской области) Н.С. Матвеев пишет докладную записку на имя секретаря Сталинградского обкома ВКП (б) Ляпина. Судя по пометкам на документе, с ним был ознакомлен и первый секретарь Чуянов.

Вначале Матвеев рассказывает об организации отряда. С самого начал всё пошло не так.

Заранее подготовленные списки оказались отправленными в областной отдел НКВД и пришлось формировать отряд наспех, из бойцов истребительного батальона. Заметим, что с приближением линии фронта в районе начинается (13 июля) массовая переправа за Дон и Волгу государственного и колхозного имущества: техники, скота и т.д. Уже 23 июля здесь оказались передовые немецкие части. В это время заранее утверждённый обкомом комиссар отряда вместе с председателем местного исполкома уехали не к месту сбора отряда в х. Подольховском, а совсем в другом направлении. Пришлось на месте назначать комиссара (им стал редактор местной газеты Иван Степанович Пегов). «Сколачивание… отряда пришлось производить в момент прихода немцев» Бойцам истребительного батальона объяснили трудности партизанского дела. Хотя Матвеев пишет, что сделано это было «каждому», в тех условиях, скорее всего, беседа проводилась не индивидуально, а со всеми. В любом случае, 28 человек вызвались добровольцами. Интересно, что отряд не остаётся в тылу у немцев, а движется на восток. По пути встречает отступающие советские части, а так как попятам за одной из них шла румынская кавалерийская дивизия, то решено было переправиться через Дон и «соединиться с Нижне-Чирским отрядом» Вскоре командир одной из частей РККА, с которой столкнулся отряд Матвеева, сославшись на распоряжение из штаба дивизии, задержал всю группу, приняв их почему-то за… поляков! Не помогли ни разъяснения, ни документы. Последовало разоружение, сдача оружия и лошадей и разбирательство в Особом отделе «24 или 26 стрелковой дивизии» .

Там всё образумилось и вскоре Матвеев вместе с командиром Нижнечирского отряда Воскобойниковым получают инструкции в штабе 64 армии от майора Шишкина, курировавшего партизанскую работу. Следует первое задание: по 6 человек из каждого отряда отправляют за разведданными в тыл к немцам.

Через неделю в отряд Матвеева возвращается, с добытыми сведениями, 5 человек. В это время отряд получает дополнительно ручные гранаты и взрывчатку, обретает название («Ураган»), обзаводится паролями. Хотя отряд находился в расположении советских войск и спецзаданий пока не выполнял, уже происходит «отсев» по морально-волевым критериям. На партийном собрании двух новоиспечённых бойцов обвиняют в трусости. Счетовод колхоза Фит и заготовитель Бугров проявили себя именно так при подготовке к непосредственной деятельности, попросту говоря, отказались переправляться за линию фронта. Их исключили из партии, и, очевидно, из отряда тоже. В тот же день, 26 августа, бойцы отправились было в тыл врага, но… их не встретил представитель командования в назначенном месте, и им пришлось вместо переправы через Дон возвращаться в расположение 64 армии.

На следующий день майор Шишкин и представитель политотдела фронта старший политрук Степанов собрались побеседовать с каждым из бойцов отряда в отдельности, «выяснить, что они из себя представляют» , но вновь вмешался случай: прибыл автомобиль для перевозки к месту переправы за линию фронта и индивидуальных бесед – а значит проверок – так и не состоялось.

После переброски в тыл противника в отряде создали 4 группы, каждой была поставлена задача в течение двух дней собрать сведения об аэродромах, складах противника и о настроении населения.

Время шло, а никаких разведданных и информации о самих группах к командиру (он находился в районе «пески») не поступало. Тогда Матвеев принял решение направить в каждую группу связного, причём в группы Рогачёва и Дмитриеваогачёва и Дмтриева отпр отправился сам. Выяснилось, что в группах осталось по 1-2 человека, остальные пропадали без вести после ухода на задание. Матвеев решил собрать тех, кто остался, и вместе выработать о дальнейших действиях. Однако связь с другими партизанами так и не удалось наладить. Командир объединяет две группы в одну и направляется с четвёркой бойцов на место прежней стоянки. Там они обнаруживают, что здесь побывали, скорее всего, немцы («валялась порожняя пачка из-под немецких папирос») . Кто-то похитил из обнаруженного схрона вещмешок Дмитриева, вместе с табаком и сахаром. Другой боец, Дорофеев, кинулся проверять свой вещмешок, схватил его и… был ранен в обе ноги взрывом гранаты, спрятанной внутри. Здесь явно видна неподготовленность бойцов к диверсионной работе: схрон неудачно замаскирован, попадаются в элементарную ловушку с взрывчаткой. Тогда группа отправилась в район МТФ, «где должны были провести совещание и определить район деятельности группы» . Через пару километров стало ясно, что раненный Дорофеев иди больше не может и его пришлось оставить в камышах вместе с бойцом Васюковым. Можно только догадываться, что ощущали в этот момент люди. На память приходит одна из сильнейших «военных» повестей – «Сотников» Василя Быкова…

Между тем «одиссея» отряда «Ураган» продолжалась. «Придя на место МТФ, мы своих людей не нашли, тогда мы отправились на место расположения нашего штаба, но и там никого не оказалось» .

Три бойца, измученных неудачами, потерями и неопредёлённостью, отправились дальше на поиски своих товарищей. По дороге Рогачёв заявил, что «страшно хочет пить», ведь почти два дня люди были без воды.

Он пошёл на видневшийся неподалёку полевой стан, и из документа не ясно, с разрешения ли командира или самовольно. В любом случае, товарищи ожидали его долго, всю ночь, до рассвета. Но напрасно – он так и не вернулся. Позже, составляя характеристики на своих бойцов, Матвеев так об этом напишет: «Рогачёв Артём Иванович, 1901 г.р., вынужден был пойти на колхозный стан с тем, чтобы утолить жажду, был схвачен бывшими на стану колхозниками (дезертирами) и сдан немецким войскам, которые увезли т.Рогачёва неизвестно куда» . Матвеев и Дмитриев продолжили путь вдвоём. Теперь они намеревались вернуться к месту, где оставили раненного Дорофеева. Но когда добрались туда, уже никого там не застали.

От всего отряда осталось два человека. На своей, родной земле, но в полном неведении о происходящем вокруг, без рации, без поддержки, с чувством вины за проваленную операцию и бессилия что-либо изменить.

Дмитриев, тот самый, чьи воспоминания мы приводили выше, заявил командиру, что Дорофеев «и приставленный к нему Васюков», вероятно, ушли к своим из-за голода и предложил поступить так же. Матвеев возразил, что «уходить, не зная, где отряд, будет неверно» . «Как хочешь», - последовал ответ и командир «Урагана» остался один. Он отправился в х. Бирючинский, к знакомой местной учительнице. Там пробыл три дня, несмотря на то, что муж учительницы уже работал… старостой при немцах. Советских активистов в том хуторе давно арестовали, расстреляли редактора районной газеты, заведующего военным отделом, заместителя начальника политотдела МТС. Об этом укрывавшей Матвеева женщине «сообщил Бамбуев, который до призыва в армию работал в милиции милиционером и когда пришёл из Красной армии, остался в Тормосино и работает в районной полиции» . Всё это Матвеев тщательно запоминал и изложил потом в своём отчёте. Например, он писал, что «старосты в своём большинстве работают за страх, а не за совесть» . Возможно, так он старался как-то поддержать выручившую его знакомую, которая, без сомнения, очень рисковала своей жизнью. Приведу здесь противоположный пример, встреченный мною в справке Петрухина. В х. Бирюновском местный житель Белокопытов принял семерых партизан. Его жена донесла немцам и Белокопытов был расстрелян .

Скрывавшийся партизан нашёл помощь и у других советских патриотов. На полевом стане Бирючинского колхоза он встретил некого Илюхина, коммуниста, сбежавшего из концлагеря.

Илюхин, работавший в поле, выполнил поручение Матвеева и разузнал в Тормосино информацию об остальных членах отряда «Ураган». Оказалось, что за исключением Дмитриева, Матвеева и «нацмена Тадышева» (кстати, в списке Чуянова этот человек указан как русский), «остальные товарищи или убиты, или схвачены немцами, за исключением зав. райотделом связи Золотова, который работает в райзагототделе делопроизводителем». «В Тормосино говорят, что отряд предал Золотов» . Кроме этого Золотова позже, в Справке заведующего военным отделом обкома от 21 мая 1943г. назван ещё один предатель, некто Шишлов, бывший председатель колхоза. Он, как и Золотов, был членом ВКП(б). Шишлов выдал одну из групп отряда и на момент составления обкомовской справки был расстрелян. Судьба Золотова нам неизвестна, хотя её нетрудно предположить.

Кто же был в составе этого сгинувшего отряда? Согласно справке Чуянова, в основном он состоял из руководящих работников: первый секретарь райкома партии, редактор газеты, директор МТС, начальник политотдела МТС, начальник райотдела связи, заведующий РОНО, два председателя колхоза, председатель райпотребсоюза и секретарь райсовета, заведующий типографией, зав. военным отделом райкома партии. С одной стороны, это были в определённой степени проверенные кадры (хотя предатели окажутся именно из их числа), привыкшие к дисциплине. С другой стороны, их, несомненно, знали в лицо многие жители района, что затрудняло нелегальную работу. Из «рядовых» граждан-членов отряда: колхозник, монтёр, учащийся, слесарь и ветсанитар . Между тем Матвеев, оставшийся без подчинённых командир, вынужден был возвращаться к своим «вследствие того, что население из-за боязни расстрела помощи не оказывает. Обстановка для работы складывалась невозможная» . Фронт, ушедший с конца августа к самой Волге, он перешёл 11 октября, в районе завода Красный Октябрь.

Дней десять его личность и обстоятельства гибели «Урагана» проверяли особисты 39 Гвардейской дивизии, после чего Матвеева освободили.

Интересны наблюдения Матвеева, изложенные им в письме на имя секретаря обкома Ляпина. Например, что немцы «колхозы не распускают», рассчитываются за продукцию «какими хотите деньгами, нашими или немецкими» по курсу 1 марка – 10 рублей. Впрочем, кур и свиней в большинстве колхозов отобрали. Широко используется труд советских военнопленных. Если идёт обоз с продовольствием для немецких солдат, «примерно, 30 подвод, то там имеется один немец, остальные сидят русские» . «Все работы выполняет население перед страхом расстрела» . Отмечается не только, что немцы распускают слухи о взятии Грозного, Баку, Астрахани, Сталинграда, Саратова, Ленинграда, Сахалина и Владивостока. Это ещё полбеды и объяснимо: работа пропаганды в условиях войны. Важно другое: «население этому верит, т.к. другой информации оно не имеет, …на всём своём пути я ни одной листовки не видел, в которой обрисовывалось бы действительное положение Советского Союза, и считает (население – Авт.), что Красная Армия больше не возвратится и им придётся быть рабами у немцев» . Приведу в связи с этим одну ремарку из докладной записки А.Костовецкого, бойца отряда Матвея Красноюрченко. Отряд этот действовал, как мы видели, более успешно, чем «Ураган». И всё же выполнить задание «создавать партизанские группы из комсомольцев и молодёжи не удалось» . Подобные признания идут в разрез с известным обращением X пленума Сталинградского обкома ВКП (б) от 3 октября 1942 г: «Дорогие братья и сестры, находящиеся в районах временно оккупированных немцами! Чтобы приблизился час вашего освобождения от немецкого ига, создавайте невыносимые условия для немецких захватчиков. Ярче разжигайте пламя партизанской борьбы, разрушайте связь, транспорт врага, всеми доступными средствами истребляйте немецких захватчиков, помогайте Красной Армии очистить нашу священную землю от немецкой погани!» .

Реальность оказалась много сложнее, но тем величественнее подвиг не склонивших голову перед врагом даже в условиях, когда часть населения пошла на сотрудничество с ним. Вот в таких условиях приходилось работать засылаемым за линию фронта партизанам-диверсантам.

Формально задание провалено, отряд погиб, не сделав ни одного выстрела, но сколько мужества у тех, кто до конца пытался выполнит свой долг! По информации на сайте школьного музея х. Тормосино, только 4 человека из отряда Матвеева остались в живых. Ими была организована группа «Искра» под командованием Татьяны Скоробогатовой. Своими задачам группа видела распространение листовок, диверсионно-подрывную борьбу, вербовку проверенных людей, минирование дорог, совершение ночных налетов, исполнение смертных приговоров полицаям и предателям . Были ли выполнены эти задачи, нам пока неизвестно.

Остаётся добавить, что в октябре в Тормосиновском районе оккупационные власти создают казачий отряд под командованием А.Р. Чернышкова, вернувшегося из-за границы полного Георгиевского кавалера . Вскоре из 49 человек отряда 28 ушли с немцами на запад, 21 сдался Советским властям, когда территория района была освобождена (31 декабря – Тормосиновский, 2 января – Чернышковский районы). Кстати, с отступающими фашистами ушла и часть мирного казачьего населения, 200 человек из Тормосиновского и Чернышковского районов. Принять участие в боевых действиях отряд подъесаула Чернышкова не успел, но сам факт его формирования не единичен. В борьбе с партизанами немцы, как правило, использовали вооружённые подразделения коллаборационистов, попросту говоря – предателей. Предположу, что для этих целей мог быть использован и упомянутый казачий отряд Чернышкова, если бы в тех районах продолжали действовать партизанские или диверсионные группы.

ВЫВОДЫ

1. Привлечение документов о деятельности партизан из фондов Волгоградских Госархива, ЦДНИВО, Музея-заповедника «Сталинградская битва» позволит воссоздать полную картину происходившего на нашей многострадальной земле в 1942-43гг.

2. Партизанские отряды в Сталинградской области правильнее было бы называть «диверсионными группами». Их забрасывали на временно оккупированную территорию и затем, после выполнения задания или в случае неудачи, они возвращались. Массового партизанского движения в силу ряда причин у нас в регионе в годы войны не было.

3. В недолгой истории отряда Матвеева видны многие типичные трудности партизанской борьбы. Неорганизованность в условиях отступления, непроверенные кадры, отсутствие связи, чётких инструкций, наконец, откровенное предательство. Истории отрядов Красноюрченко и Мельникова хорошо иллюстрируют нам особенности партизанско-диверсионной борьбы в Сталинградской области, большой и малой группой, летом и поздней осенью, в разных условиях ведения боевых действий.

4. Устойчивое утверждение, что «все мирное население поднялось на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками» не соответствует трагическим реалиям войны, хотя подобные пропагандистские штампы встречаются по сей день. Не отрицая тезис о всенародном характере борьбы с захватчиками, нужно помнить, что партизаны действовали среди запуганного тотальным террором населения, частично попавшим под влияние вражеской пропаганды. Часть жителей поддерживала «новых хозяев», что чрезвычайно усложняло положение партизан. Им приходилось выполнять свой долг в очень непростых условиях, порой оказываясь действительно чужими среди своих. Это трагический, неприятный, но факт нашей истории.

5. И последнее. Всё же не поведение предателей определяло общую картину на оккупированных территориях. В документах есть масса примеров активной помощи простого населения партизанам. Искренняя вера в победу, советский патриотизм, неприятие «нового порядка», помощь партизанам с Большой земли – вот что стало залогом активной борьбы с оккупантами. Партизаны Сталинградской области внесли свой посильный вклад в общее дело великой Победы.

ИСТОЧНИКИ

1. Воспоминания Рогачёва Ивана Романовича, МЗСБ НВФ-17330, п. 119.

2. Воспоминания Красноюрченко Матвея Ивановича. МЗСБ НВФ-3877, п.404 СД.

3. Воспоминания Дмитриева Павла Дмитриевича об организации Тормосиновским райкомом партии партизанского отряда «Ураган». / ЦДНИВО. Ф. 149. Оп. 3. Д. 91.

4. Директива СНК СССР и ЦК ВКП (б) партийным и советским организациям прифронтовых областей от 29 июня 1941 г. / – Режим доступа: Фонд Александра Н. Яковлева: http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1012064.

5. Докладная записка на имя Сталинградского обкома ВКП (б) от члена ВКП (б) с 1938г. Дуракова И.И. МЗСБ НВФ-221, п.33 СД

6. Докладная записка Костовецкого Аврама Шлемовича. МЗСБ НВФ-3309, п.306 СД.

7. Докладная записка командира Тормосиновского партизанского отряда Матвеева. МЗСБ КП-8662, п.83 СД

8. Именной список личного состава партизанских групп Сталинградской области». // Подшивка ксерокопийного материала о партизанском движении из ЦДНИВО. МЗСБ НВФ-17113, п.471 СД

9. Постановление ЦК ВКП (б) от 18 июля 1941 г. «Об организации борьбы в тылу германских войск» / – Режим доступа: Фонд Александра Н. Яковлева: http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1012105.

10. Подшивка ксерокопийного материала о партизанском движении из ЦДНИ. МЗСБ НВФ- 17113, п. 471 СД

11. Cправка зав. военотделом обкома ВКП(б) Петрухина. МЗСБ, КП-512, п.35 СД

ЛИТЕРАТУРА

1. Без линии фронта. Мн., «Беларусь», 1975. 320л. С ил. ; 24с. Ил.

2. Венок славы. Антология художестенных произведений в Великой отечественно войне. В 12-ти. Т. Т. 8. Война в тылу врага/Сост. А. Карлин. – М. : Современник. 1989.

3. Герои подполья. О подпольной борьбе советских патриотов в тылу нем.-фашистких захватчиков в годы Великой Отечественной войны. Вып.2. М. Политиздат, 1968.

4. Ермолов И., Три года без Сталина. Оккупация: советские граждане между нацистами и большевиками. М., 2010.

5. Карельцева Н. Особенности партизанского движения Сталинграда и Сталинградской области 1942-1943 гг. Работы второго тура Конкурса юношеских исследовательских работ им. В.И. Вернадского 2001-2002 г.// http://2002.vernadsky.info/raboty/h1/w02299.htm

6. Книга Памяти. // Деятельность партизан на территории области в 1942 году. /Из доклада Центрального штаба партизанского движения на Сталинградском фронте/. Волгоград. 1994.

7. М. Луночкин. История района. Официальный сайт Чернышковского муниципального района//www.chernyshki.ru/index.php/o-rajone/obshchaya-informatsiya/51-istoriya-rajona.

8. Никитина О.. Боевые действия партизан на территории Сталинградской области

в годы Великой Отечественной войны.// «Сталинградская битва в судьбах народов»: международная научно-практическая конференция. – Волгоград. – 2013.

9. Павлова Т.А. Гражданское население Сталинградской области в условиях германской оккупации :июль 1942 г. - февраль 1943 г. Автореферат диссертации ВАК 07.00.02,

Партизанская война на Украине. Дневники командиров партизанских отрядов и соединений…М., 2010

10. Партизанское движение на Брянщине. //http://old.bryanskobl.ru/projects/partisan/.

11. Русская полиция/ Д.А. Жуков, И.И Ковтун. – м. : Вече, 2010. – 304 с. : ил.

12. Сталинградская Эпопея6 материалы НКВД СССР и оенной цензуры из Центрального архива ФСБ РФ. – М. : «Звонница- МГ», 2000. – 496 с., ил.

13. Сталинградская область в постановлениях Государственного Комитета Обороны (1943—1945): документы и материалы. Волгоград: Издатель, 2011.

14. Советские партизаны. Легенда и действительность . 1941-1944. / Пер. с англ. О.А. Федяев. – М.: ЗАО Центрполиграф., 2007. – 493с. – (за линие фронта. Оенная история).

15. Школьный «Музей Боевой Славы» х. Тормосина.// http://gis.miroznai.ru/Trip/Pages/ShowSubject.aspx?sbjid=4516

16. Энциклопедия Волгоградской области. Издатель. Волгоград. 2008. С. 250.// http://www.givoipoisk.ru/per21.php

Михаил Филимонов

Михаил Филимонов


Генерал Т.П. Кругляков, представитель Штаба партизанского движения на Сталинградском фронте



ЕЩЕ НА ЭТУ ТЕМУ:





А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Current day month ye@r *



версия для печати...

Читать Нешкольная история через RSS


опубликовано у нас 6 Мая 2016 года
ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ:

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — AZ-webstudio
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru