ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 19 ЯНВАРЯ 2017 года

Театр

Спектакли-бродилки, променады и квесты

Мода нашего времени

Текст: Дина Годер

Нельзя сказать, чтобы этот жанр был новостью: спектакли, где зрители не сидят, а сами двигаются по свободно или жестко заданному пути, и по ходу перед ними разворачиваются все новые театральные эпизоды, - имеют давнюю традицию. Были такие и у нас, да и на гастроли приезжали – может быть кто-то вспомнит британский спектакль Тристана Шарпса «Не оглядывайся», похожий на аттракцион «Дом с привидениями», где зрителей фестиваля NET вели по опустевшим цехам старой бумажной фабрики. Но сейчас в нашем театре на спектакли-бродилки внезапно случилась мода, их в одночасье стало много. Можно поразмышлять в чем тут дело: в усталости публики от обычного сидения в зале, «коротком дыхании» зрителя, привыкшего к телевизору и требующего постоянного переключения внимания, интересе режиссера к использованию нестандартных игровых пространств или еще в чем, но главное очевидно: спектакль  превращается в приключение, а против этого устоять невозможно.

Итак, какие спектакле “на ногах” появивились в последнее время?

 

Детский квест

В Питере в Каменноостровском театре – чудесном небольшом особняке, принадлежащем БДТ,  - играют «Театр изнутри», путешествие,  сочиненное Яной Туминой. Это увлекательная прогулка для маленьких, начинающаяся с рассказов в зрительном зале о том, что такое театр, а дальше превращающаяся в квест по всему закулисью, его переходам и цехам, куда обычно чужих не пускают. Тут была задача показать детям, как делается театр:  малышню забирали у родителей (взрослых развлекали и поили чаем как-то отдельно) и вели двумя параллельными группами с байками и прибаутками, объясняя все, что они видят вокруг. Команды по очереди приводили в ложи к световикам и звуковикам и те объясняли, как работают их сложные пульты и даже давали попробовать на них поработать, а в это время на сцену выходили несколько актеров в исторических костюмах, быстро подстраивались  под музыку, инфернальный хохот и направленные лучи софитов, так что  получался как будто маленький эпизод настоящего спектакля. Пока дети сидели в ложах, для них устроили целое шоу штанкетов с прожекторами – все поднималось-опускалось то вместе, то каскадом и это выглядело волшебно, как ожившая механика театра без людей. И еще было шоу занавеса, какого никогда не увидишь - оказалось, что  занавес Каменноостровского театра может открываться и закрываться хоть целиком, хоть частями, растягиваться и собираться сборками и это очень красиво. Через подвальные проходы детей вели в гримерные и давали примерить парики, у бутафоров показали фальшивую еду, в костюмерных можно было заблудиться среди длинных платьев и камзолов, причем, все можно было потрогать и даже разыграли почти детективную историю со спрятанным настоящим платьем чеховских времен. А потом выдали каждому шляпу, портфель и плащик, причем, подписанный настоящим именем (малышня была поражена:  откуда узнали?) и повели играть спектакль. Каждому дали наушник, в котором были слышны  команды, а в зале уже сидели родители – теперь уже была их очередь изумляться: как это дети так быстро все отрепетировали? А сам десятиминутный бессловесный спектакль был похож на загадочный балет театра Ахе, с которым, как известно, Тумина много работает.  Ну а потом, естественно был «банкет в честь премьеры», на котором актеров встретили аплодирующие родители и под чай с пирожными можно было еще раз посмотреть видеозапись только что сыгранного мини-спектакля.

 

Тематическое путешествие

«Шекспир. Лабиринт» - юбилейный квест по Шекспиру, занимающий все здание театра Наций, - делали, как разовое мероприятие, но успех был таков, что его сериями сыграли несколько раз. Режиссер Филипп Григорьян и автор сценария Ольга Федянина собрали этот спектакль, как мозаику из множества маленьких кусочков, так или иначе связанных с Бардом, поставленных разными режиссерами в разных жанрах и в какой-то степени являющихся каталогом сегодняшних театральных тенденций. Начинается все с выставки объектов, где есть, например, шекспировские запахи в бутылочках с этикетками, есть видео рэпперской читки, огромная мягкая тряпочная голова Шекспира , внутри которой можно покачаться на качелях, и прочий интерактив. Все это – подготовка к ироническому путешествию, в начале которого зрителям выдают маски с лицом Шекспира (чудно, когда вдруг все вокруг становятся Шекспирами) и наушники.  А потом всех пускают по лестницам театра, каждому в уши рассказывая биографию Ш. и всякие удивительные,  часто вполне мифические, факты о нем, в то время, как по стенам и во всех возможных дырках располагаются забавные объекты и штуки, эти факты иллюстрирующие (художник Галя Солодовникова, как и во всем спектакле). Эта часть мне понравилась больше всего - она была очень остроумная, жаль, что двигаться надо было быстро и трудно было как следует все рассмотреть. А потом в разных пространствах театра, за сценой, в буфете и фойе сыграли восемь мини спектаклей.

Первый назывался «Речь о Шекспире» (постановка Ликвид театра, реж. Алексей Жеребцов) – это знаменитая речь Тургенева, трактованная, как выступление истошного политика националистического пошиба, громокипящего про всемирный приоритет русских. Зрители стояли перед трибуной, как народ на митинге, а охранники в костюмах мрачно бдили перед сценой, переговариваясь по рации. Выглядело это несколько плосковато, но актуально, можно, видимо, этот текст и так повернуть. Второй была опера «Офелия» (реж. Филипп Григорьян, композитор Шарль Луи Амбруаз),  истолкованная в умильном духе девичьих блогов, в бантиках и виньеточках, с видео из сердечек и розочек и даже корзинку с живыми котятами перед зрителями выносили. Третьей была  пародия на опыты документального театра «Редколлегия» (реж. Юрий Квятковский), где интерактивным образом актер  вместе со зрителями якобы пытается сочинить новую пьесу Шекспира для телевизионной сенсации. Причем, все это происходит над стеклянным гробом с Шекспиром, который, конечно же, в финале переворачивается. Четвертый -  «Фортинбрас», где режиссер Дмитрий Волкострелов в привычном для него духе разделял актеров, видеопроекцию и текст: – вид светящейся надписи «Фортинбрас» и молча сидящего актера, сопровождался голосом знаменитого преподавателя сценречи Валерия Галендеева, читающего поэму Варлама Шаламова «Фортинбрас». Пятой была пародия на ужастик «Тит Андроник» (постановка театра Трикстер, реж. Вячеслав Игнатов). Ее играли в буфете, используя приемы кукольного и предметного театра, разлитый томатный сок изображал кровь, перед публикой готовили еду с человечиной, а  потом ею угощали  - выглядело это, честно говоря, не всегда внятно, но «театр на ногах» с его частой сменой впечатлений, позволяет ради разнообразия включать и сырые эпизоды.  Шестой, пожалуй, самый эффектный мини-спектакль, тоже ужастик  «Леди Макбет» (реж. Тимофей Кулябин) – играли в гардеробе. На фоне экранов с видео и путаницы медицинских красных трубок, как будто качающих кровь, монолог леди с отрубленными руками произносила Дарья Мороз. Как видно, шекспировская сцена с безумной леди Макбет, без конца моющей руки, которые пахнут кровью, натолкнули авторов на мысль об окончательным решении этой проблемы. Так что очень правдоподобные отрубленные руки в луже крови валяются на полу, а героиня, произнося текст, производит акробатические кульбиты, чтобы зубами или ногами поднять их и помыть в раковине. Все это весьма впечатляюще, актриса хороша и ее мучительные физические усилия придают новое напряжение самой игре, добавляя страдания в безумный навязчивый бред. Седьмой эпизод – современный балет «Гамлет» (постановка «Диалог-данс», реж. Иван Естегнеев и Евгений Кулагин), где лучший момент, когда бритая голова одного танцора ложится  на ладонь второму, как на хрестоматийных иллюстрациях череп Йорика в руке у Гамлета.  И последний эпизод, «Буря» (реж. снова Юрий Квятковский), происходит уже в зале, где большая потолочная люстра голосом Ахеджаковой вспоминает перед зрителями былой театр. Честно говоря, сентиментальных чувств это не вызывает, но с другой стороны, почему бы антикварной люстре, как  старой преданной капельдинершe, грустящей среди модных трендов о привычном классическом театре, не завершить эту насмешливую прогулку?

 

Театр повсюду

«Норманск» Юрия Квятковского в Центре имени Мейерхольда по «Гадким лебедям» Стругацких назвали «променад-театр». И от прочих театральных бродилок, о которых идет речь, он отличается тем, что тут нет провожатых и четко заданного пути. Зрители могут путешествовать по пяти открытым этажам ЦиМа, погруженного в тревожную атмосферу Стругацких, по  полутемным переходам, затянутым дымами или подсвеченным мертвенным светом,  со странными звуками и пугающе нервной суетой озабоченных людей вокруг. Запускают в театр группками по несколько человек и страшное начинается уже с гардероба, где мрачный гул и из-за сетки, будто из клетки, тянут руки почти невидные люди.

На первом же этаже, куда группа едет на лифте для инструктажа, каждому  выдают шапку-накомарник, программку с планом, где видно, на каком этаже что находится, а на обороте рассказано кто есть кто из персонажей и таким образом не читавших вводят в курс романа.  Инструктор, как технику безопасности объясняет, что за город Норманск, что за  институт, куда зрители попали, про пациентов-мокрецов и прочее. Дальше можно идти, куда хочется по лестницам, освещенным зеленоватым светом,  попадая в комнаты, больницу, бар, класс, бордель, «аквариум» с детьми-вундеркиндами, слушая непонятные обрывки разговоров, наблюдая за интригами и взаимоотношениями. В спектакле играет очень много народу – несколько десятков человек, они снуют вокруг, разговаривают, кого-то тащат, лечат, флиртуют, поют и т. д. И ты ходишь среди них в своем накомарнике, как в шапке-невидимке, следя за тем, что происходит вокруг. В программке советуют выбрать одного персонажа и ходить-следить за ним, тогда есть шанс ничего не пропустить, но мало кто так делает. Вообще, сама эта нервная среда, фантастический мир со своими жителями, в который ты попадаешь – главное и лучшее в этом спектакле. Но полностью раствориться в нем, начать ему доверять  не получается, уж очень многие актеры театральничают, вращают глазами и разговаривают, как в плохих советских фильмах про шпионов. И все равно заглянуть через плечо в какой-то параллельный мир – очень интересно.

К финалу всех зрителей собирали в большом зале , где на квадратной сцене в центре играли финал в духе патетического мюзикла и дети звонко, как на приеме в пионеры, выкрикивали слова недоверия взрослым, а еще ходили строем по квадрату, будто делегации спортсменов на олимпиаде. Но это уже было не так интересно, хотя любопытно, как хаотически толкущиеся в здании люди разделялись на актеров и зрителей, и разлитый повсюду тревожный морок мгновенно исчезал.

 

Краеведческий вербатим

«Декалог на Сретенке» на малой сцене театр Маяковского поставил Никита Кобелев, а сочинила Саша Денисова, как говорят, на основе историй о своей улице жителей Сретенки, которые записали актеры документальной Студии OFF Маяковки (оказывается, есть такая). И сложены эти истории в десять сюжетов, иллюстрирующих десять заповедей.

Зрителей разбивают на две группы и водят по театру, где играют для каждой в своем порядке 11 сцен, начиная с пролога, во всех закоулках, на лестницах, в буфете,  гардеробе и на складе, иногда соединяя группы в большом зале. Рамкой становится рассказ милой пожилой жительницы Сретенки, у которой сохранился дневник об этих местах. Кокетливую моложавую старушку Людмила Иванилова играет прелестной московской интеллигентной дамой с юмором и не увядшим интересом к жизни вокруг. Как рассказывали, реальная героиня куда старше, но она осталась вполне довольна тем, какой ее показали в театре.

В целом спектакль вышел весьма неровным – и по драматургии, и по тому, как поставлены и сыграны его мини-сюжеты. Самые неудачные – исторические фантазии про  Петра и колдуна Якова Брюса, которые на фоне живых сегодняшних историй выглядят какими-то ряжеными. Но несколько сюжетов – настоящие удачи. И очень узнаваемая  картина о взрослой внучке, безуспешно пытающейся уговорами добиться от бабушки разрешения продать ее старую захламленную квартиру на Сретенке, стоящую гигантских денег. И грустная история о дочери, не простившей, что мама в 90-х годах завела другую семью, бросила ее и уехала за границу и что теперь делать, когда умирающая мать лежит тут, в клинике на Сретенке. И самая сильная парная сцена: встреча человека, у которого расстреляли деда, с парнем – внуком палача. Уж не знаю, в какой степени этот сюжет документален, но ее отлично играют Нияз Гаджиев и Владимир Гуськов – сначала сияющий, беспечный мальчик, потом впадающий в ярость и отчаянье оттого, что теперь непонятно как  с этим знанием о деде-убийце жить.

 

У спектаклей-квестов много нестандартных возможностей, так что пока их поток не иссякает. Совсем скоро свою первую бродилку «В поисках святых даров»  о тайной экспедиции старообрядцев, путешествии длиной в два века, обещает показать Театр.doc. Первый спектакль цикла показывать будут в галерее ЮВС на Покровке, а значит будут живые инсталляции и много всякого другого галерейного. Автор спектакля Елена Гремина обещает, что зрителей поведут в путешествие на поиски нового патриарха, предупреждает, что будут пытать боярыню Морозову и сжигать Аввакума, превратившегося в деревянную скульптуру и в каждом зале сыграют свою новеллу.

http://www.bloglovin.com/

"Театр изнутри"


"Шекспир. Лабиринт" (эпизод "Леди Макбет")


"Норманск"


"Декалог на Сретенке"






А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Current day month ye@r *



версия для печати...

Читать Дина Годер через RSS

Читать Театр через RSS


опубликовано у нас 23 Января 2015 года
ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ:

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — AZ-webstudio
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru