ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 24 МАРТА 2017 года

Колонка / Литература / Общество

Косвенная речь

Цитирование классики не только служит убойным аргументом споре, а также универсальным паролем для распознавания своих

Текст: Лев Рубинштейн

Разговор о цитатах уместно и начать с цитаты. Даже сразу с двух. "Цитата не есть выписка. Цитата есть цикада". Это Мандельштам. А вот и Анна Андреевна: "Но, может быть, поэзия сама - одна великолепная цитата". Может быть. И даже скорее всего. И даже не всегда великолепная.

Существует особый род цитат, называемых обычно "крылатыми словами". Это цитаты, так сказать, окаменевшие. А просто цитаты, соответственно, суть потенциальные крылатые слова. Что-то вроде того, что если архитектура - это застывшая музыка, то тогда музыка - вроде как жидкая архитектура.

И любые слова, выстроенные в определенном порядке, - это потенциальная цитата. Можно ли, например, словосочетание "мой дядя" считать цитатой из Пушкина? Интересный, как говорится, вопрос.

Цитирование, то есть отсылка к авторитету, как бы придает собственному соображению дополнительную весомость, а то и легитимность. "Ну, я-то ладно, я кто такой. А вот так же примерно думал вон кто". Поди-ка поспорь с Федмихалычем, Антонпалычем или Ильфпетровичем.

Не подумайте только, что я противник инструментального цитирования. Напротив даже. Тем более что русская и мировая классика потому и классика, что в свое время она проделала за нас ту самую умственную и нравственную работу, плодами которой мы и пользуемся. А уж кто с пользой, а кто с вредом, это, что называется, зависит.

Читая, перечитывая и обильно цитируя классику, мы всякий раз изумляемся сразу двум вещам: во-первых, тому, что никто по-настоящему ничему не учится и не хочет учиться, во-вторых, тому, что ничего принципиально нового в этом мире не случается - меняется лишь фактура жизни при неизменной ее структуре. Вот вы, допустим, совершенно случайно натыкаетесь на такую фразу "На патриотизм стали напирать. Видимо, проворовались". И если эта фраза не была бы подписана именем Салтыкова-Щедрина, едва ли бы вы сообразили, что речь там идет о второй половине XIX века, а не о начале XXI.

Цитирование классики не только служит убойным аргументом споре, а также универсальным паролем для распознавания своих или чужих. Оно как бы обозначает связь времен, пускай и зыбкую. Убеждает, что история наглядна. Напоминает, что не все с нас началось и нами закончится.

Существуют еще и различные этикетные нюансы цитирования, различные более или менее устойчивые приемы внедрения цитаты в ткань собственного высказывания. Если, скажем, цитирующий зайдет с кокетливого "как сказано у кого-то из великих", то мне и сама цитата будет не впрок.

И уж вовсе неконтролируемые судороги отчетливого омерзения вызывают у меня выражения типа "как в подобных случаях говаривал, бывало, Такой-то". Особый шик - это когда "такой-то" обозначается посредством имени-отчества, но без фамилии.

Ну да, конечно, прямо так вот и "говаривал". Причем непременно - "бывало". "Чем, типа, меньше, - говаривал он, хаживая в драных тапках по натертому, бывало, паркету своего кабинета, - женщину мы любим, тем, короче, легче нравимся мы ей!" "Ай да Такой-то! - время от времени воскликивал он, имея в виду самого себя и весело поигрывая кистями своего халата. - Ай да сукин, как говорится, сын!"

Самое, конечно, страшное, когда цитируемые авторитеты "говаривают" не своими собственными словами, а словами своих персонажей, причем не всегда мудрых и добродетельных. И говаривают они совсем не то, что говаривал бы, бывало, сам автор.

"Мне не смешно, - цитирует время от времени строгий гражданин, ревнитель и добровольный сторож всего высокого и нетленного, - когда маляр негодный мне пачкает", совсем при этом упуская из виду, что про маляра говаривал вовсе не поэт Пушкин, а некий персонаж некоей не очень большой трагедии. Этот персонаж звался Сальери. Ага, тот самый, что под гнетом неразрешимых противоречий между алгеброй и гармонией траванул друга Моцарта, плюхнув в его бокал чего-то вредного для здоровья, для чего ему пришлось не без сожаления распатронить последний дар Изоры.

Цитата в наше время куда больше чем цитата. Согласно распространенному взгляду на современную культуру, ее можно рассматривать как уже готовый, законченный текст. Невозможность прямого высказывания, обреченность на цитату - один из главных мотивов современного искусства. Память жанра, память ритма, память стиля - наиболее интенсивно работающие механизмы современной художественной практики. Не только художественное, но и обиходное речевое поведение - это лишь обмен цитатами. Мы цитируем не только тексты, но и интонации, и стили, и типы сознания. Мы и сами в каком-то смысле ходячие цитаты. Это не хорошо и не плохо. Это данность, с которой можно или считаться, или нет. Ее можно пытаться преодолеть, но с ней можно и работать.

Во всех счастливых случаях эта работа бывает вполне продуктивной. В каждом несчастливом случае безудержное цитирование оборачивается пагубной и разрушающей живую и неповторимую душу страстью. Все смеша... Тьфу ты!

10007686-leva_rubinshtein1.JPG






А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Current day month ye@r *



версия для печати...

Читать Лев Рубинштейн через RSS

Читать Колонка через RSS

Читать Литература через RSS

Читать Общество через RSS

Источник: "Грани. ру", 04.02.2011 ,
опубликовано у нас 14 Февраля 2011 года
ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ:

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — Lobov.pro
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru