ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 24 МАРТА 2017 года

Общество / Религия

Беспощадная решительность

Законопроект о реституции вызвал серьезный протест музейщиков, теперь многие их пожелания учтены, но проблемы остаются

Текст: Светлана Солодовник

Вчера Государственная дума одобрила во втором чтении правительственный законопроект «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности».

Что нового несет этот закон?

Самое главное — если раньше религиозной организации могли по каким-то соображениям отказать в передаче имущества, то теперь такого права нет: есть основания для передачи (документы, подтверждающие право собственности) — имущество передается в обязательном порядке.

Отказано может быть только в том случае, если документы вызывают сомнения — тогда у религиозной организации есть возможность оспорить решение в суде. Уточнено понятие «имущество религиозного назначения» — это «здания, строения, сооружения, включая объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов РФ, монастырские, храмовые и иные культовые комплексы, предназначенные для религиозных обрядов и церемоний, религиозного образования и т.д. А также предметы внутреннего убранства культовых зданий и сооружений или предметы, предназначенные для богослужебных и иных религиозных целей».

Имущество передается во всей полноте: если какое-то государственное или муниципальное помещение составляет с имуществом религиозного назначения единый комплекс, то и оно тоже передается, единственное послабление — оно может быть передано позже, чем имущество религиозного назначения. Поступившее от религиозной организации заявление уполномоченный орган должен рассмотреть в течение месяц.

Депутаты подготовили ко второму чтению 58 поправок.

Представлявший законопроект председатель комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Сергей Попов порекомендовал 18 поправок принять, а 40 отклонить. В числе принятых следующие: органы власти теперь обязаны предоставить выезжающим музеям или другим учреждениям культуры новое помещение, если самостоятельно они его найти не в состоянии. В законопроект включены положения о правилах доступа в здания и помещения, которые получат религиозные организации. (Сейчас ведь не редкость такая ситуация, когда бывший музейный храм передан церкви, а за сохранность в нем икон по-прежнему отвечает музей, работников которого в храм не пускают и проверить состояние икон не дают.) Добавлены положения, которые обязывают религиозные организации также нести ответственность за полученные ценности. Нашли отражение в законопроекте и вопросы защиты прав арендаторов и граждан, которые проживают в передаваемых зданиях на условиях социального найма. Первый вариант законопроекта вообще не касался этой проблемы, и многие люди могли оказаться выкинутыми на улицу.

До революции церковь в России была крупнейшим владельцем недвижимости, так что если бы она вдруг решила разом вернуть себе всю сохранившуюся былую собственность, то превратилась бы в потенциального миллиардера. Потенциального, потому что многие церковные здания, особенно в глубинке, лежат в руинах и церковь вряд ли будет рваться вернуть их себе. У сельских батюшек очень ограниченные средства, свой храм, в котором служишь, привести бы в порядок, а уж об остальных думать не приходится (в глубинке, как правило, один батюшка на несколько сел и многие храмы пустуют).

Для массированного восстановления епархиям пришлось бы пересмотреть всю свою финансовую политику, в частности выделять на это из епархиального бюджета средства, во что верится с трудом — практически все храмы восстанавливаются на спонсорские деньги.

Государство готово давать определенные суммы на реставрацию и восстановление церковной недвижимости — в бюджете 2010 года на эти цели заложено более 2 млрд рублей, но это малые крохи. Так что процесс реституции в первую очередь коснется столиц и больших городов, где находятся самые лакомые куски недвижимости, которые к тому же легко можно сдать в аренду. Пока непонятно, прошла ли поправка депутатов Мосгордумы, позволяющая изымать у религиозной организации переданное имущество, если в течение трех лет оно использовалось не по назначению, но сегодняшняя практика такова, что и семинарии, и епархиальные управления зачастую сдают свои помещения, и отнюдь не всегда тем, кто использует их «по религиозному назначению».

Самый серьезный протест законопроект вызвал у музейного сообщества.

В «ЕЖе» эта тема неоднократно обсуждалась, внесенные в законопроект поправки отчасти учитывают пожелания музейщиков — сформулированы правила доступа в переданные церкви музейные храмы, распределены сферы ответственности.

Но нерешенной — и никак в одночасье не решаемой — остается проблема профессиональной подготовки священников.

Русская церковь «сегодня способна принять заботу о своих храмах», заявил газете «Известия» ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре архимандрит Тихон (Шевкунов). Не знаю, давно ли отец Тихон выезжал из Москвы, но я как раз только что вернулась из Владимирской области (одной из самых богатых на древние церкви), где в епархиальном управлении наблюдала такую сцену.

Пока, сидя в коридоре, я дожидалась приема у руководителя отдела религиозного образования и катехизации, к дежурному подошли мужчина и женщина.

— У кого тут спросить, как хоронить самоубийцу? — спросил мужчина.

— Священник, который отвечает за эти вопросы, принимает во вторник с десяти до часу. Приходите со свидетельством о смерти, — ответил дежурный (был четверг, замечу).

— Как же нам быть, мы не владимирские, мы из области, вот специально приехали и сегодня опять уезжаем, — расстроился мужчина.

— Ну что же я могу поделать, священника этого сегодня нет, а все остальные заняты, — сказал дежурный (в епархии в связи с событиями в Боголюбском монастыре действительно было настоящее столпотворение всяческих проверяющих комиссий и журналистов).

— Может, можно с кем-нибудь все-таки поговорить, — не утерпела я, — ведь человека похоронить надо.

— Да нет, похоронить-то мы его уже похоронили, — пояснил мужчина, — мы хотели спросить, как нам теперь быть, вот помолиться если, скажем, или записку подать.

— А что же, откуда вы приехали, разве у вас там священника нет? — удивился дежурный.

— Есть, но он сказал, езжайте в епархию, там вам все расскажут, — горестно ответил мужчина.

Такие вот дела. И таких священников, боюсь, если не большинство, то огромное число. Ведь не секрет, что в провинции основная масса священников получает семинарское образование заочно — и то благодаря нажиму патриархии. Сейчас людей без образования стараются не рукополагать, но в начале 90-х, когда священников была нехватка, нарукополагали достаточно. Архимандрит Тихон уверен, что эти люди способны принять заботу о музейных ценностях? 

10007522-bog.JPG
«Богоматерь Боголюбская», переданная из музея-заповедника в Княгинин монастырь, покрылась плесенью






А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Current day month ye@r *



версия для печати...

Читать Светлана Солодовник через RSS

Читать Общество через RSS

Читать Религия через RSS

Источник: "Ежедневный журнал", 18.11.10,
опубликовано у нас 19 Ноября 2010 года
ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ:

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — Lobov.pro
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru